- Ностальгия по советскому - http://1001material.ru -

Марина Неёлова

[1]

Марина Неелова родилась в Ленинграде в семье, не имеющей отношения к театру и кино. Ее мама, Валентина Николаевна, со студенческой скамьи ушла добровольцем на фронт и всю Великую Отечественную служила радистом в Мурманске. Участвовала в жестоких боях. Война помешала ей получить высшее образование. Затем родилась Марина, и мама целиком посвятила себя воспитанию дочери.

[2]

Марина Неёлова

Любовь к искусству родители привили Марине с детства. Они часто ходили с дочерью на концерты и спектакли. Отец, стараясь приобщить ее к живописи, развешивал по стенам собственные акварели. Мама исправно водила свою тоненькую, изящную девочку на занятия балетом. Любовь к балету осталась у Марины на всю жизнь. Главным же для нее всегда был театр. По ее словам она никогда не представляла себя ни кем кроме актрисы.

По окончании школы, в 1964 году, Марина подала документы в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК). Конкурс был как всегда очень большой — сто человек на место. В толпе рослых красавиц миниатюрная скромница Марина чувствовала себя этакой мышью: худющая, ножки «веревочками», глазищи испуганные, голосок срывается от волнения… «Да что ж это такое? Так меня ни за что не примут! — думала Марина, оглядывая своих статных конкуренток. — Хоть бы стул какой на сцене поставили, за который можно спрятаться и оттуда отрывок читать».

[3]

Марина Неёлова

Стула никакого не было, и Марина, собрав всю волю в кулак, начала: «Отрывок из романа «Война и мир». Марья Львовна Куракина с дочерью!» Выбор текста был не самый лучший — наверняка «Первый бал Наташи» уже набил оскомину экзаменаторам. Но Марина сумела произвести впечатление. Матерые лгитмиковские профессора наметанным глазом сразу разглядели в девушке огромный драматический талант. Она была принята на курс очень известных питерских педагогов — Ирины Мейерхольд, дочери знаменитого режиссера и театрального реформатора Всеволода Мейерхольда, и ее мужа, известного актера Василия Васильевича Меркурьева.

В 1969 году Марина Неелова окончила институт. У нее были все шансы попасть в труппу какого-нибудь прославленного театра. Как признается сама актриса, она буквально грезила БДТ и легендарным его режиссером Георгием Товстоноговым. Но… даже показываться в БДТ Неелова не стала. Боялась не понравиться, не поступить — и не справиться со страшной травмой в самом начале пути. Поступив в штат «Ленфильма», она баюкала себя совершенно детской мечтой: вот снимется в каком-нибудь удачном фильме, и сам Товстоногов ее заметит и пригласит в свой театр. «Полный бред, конечно». Она была и, говорят, до сих пор осталась страшной трусихой…

[4]

Марина Неёлова

Товстоногов, кстати, после «Старой, старой сказки» молодую актрису заметил, сказал своим, что надо бы с актрисой встретиться, что, мол, кинорежиссеры ее погубят. Но пока Товстоногов собирался, Неелова с киностудии уволилась и уехала в Москву — в неизвестность. «И очень напрасно, — прокомментировал тогда этот поступок Георгий Александрович — Она потеряет все». Однако и Товстоногов иногда ошибался.

В 1971 году Марина Неелова устроилась в Театр имени Моссовета к Юрию Завадскому. Там она работала недолго. Сыграла в пьесе Ивана Буковчана «Сердце Луиджи, или Казнь тупым мечом», которую уже никто не помнит. Репетировала у Анатолия Эфроса, которого помнят все и до сих пор боготворят. Он ставил тогда «Турбазу» Эдварда Радзинского, но спектакль запретили.


В этот момент на Неелову и обратил внимание молодой талантливый режиссер «Современника» Валерий Фокин. Вместе с Константином Райкиным в 1974 году они пригласили ее войти в их спектакль «Валентин и Валентина». Что значит случай в актерской биографии! До Нееловой эту роль играла Ирина Акулова, но она из театра ушла. До Нееловой на эту роль звали Ирину Муравьеву, но она уйти в «Современник» из Детского театра отказалась. А для Марины Нееловой пьеса Михаила Рощина стала не просто удачным дебютом на сцене, но всеми замеченным началом большой и счастливой театральной биографии. С тех пор она служит в «Современнике» почти уже тридцать лет.

[5]

Марина Неёлова

За это время она играла в таких спектаклях, как: «Двенадцатая ночь» (Виола), «Вишневый сад» (Аня), «Три сестры» (Маша), «Ревизор» (Марья Антоновна) и других.
«По сцене она движется как беспокойная кошка… у нее голос избалованной девочки и эротическая внешность, которая электризует публику», — так отзывались о ней критики. Ее хрупкость, изящество, талию объемом в 54 сантиметра безмерно ценят модельеры. Вячеслав Зайцев, одевая Неелову для спектакля «Вишневый сад», специально ездил в Париж за кружевами, шелками и страусиными перьями, потому что считал, что такую женщину одевать иначе было бы преступлением!

Вес у Марины всегда был «балетным». 45 килограммов, и ни грамма больше! Войдя в любой лифт, Неелова непременно подпрыгивает: только тогда лифт соглашается везти свой груз… Однажды, встав на весы на каком-то южном курорте, Неелова обрадовалась: «48! Неужели удалось поправиться!» Проходящая мимо женщина мгновенно развеяла ее иллюзии: «Дамочка, а что-же Вы с арбузом-то взвешиваетесь!»…
Застенчивая Марина вечно комплексовала из-за своей худобы. Масла в огонь подливали ехидные коллеги. Например, Константин Райкин так задумчиво говорил ей: «А что, нравятся мне твои ноги! Они так извиваются»

[6]

Марина Неёлова

В кино Неелова дебютировала, еще учась на третьем курсе — она снялась в фильме Надежды Кошеверовой «Старая, старая сказка». Там она сыграла сразу две роли — капризную принцессу и мечтательную дочь трактирщика.

Первые роли актрисы в кино были сказочно-романтичными («Тень», «Принц и нищий»; «Сломанная подкова») или лирическими («Цвет белого снега»; «Ждем тебя, парень!»). Яркое драматическое дарование актрисы, ее способность проявлять искренние чувства на пределе человеческих эмоций раскрылись в роли Нины в кинокартине «Монолог».

В кино Нееловой блестяще удается воплощать образы ранимых, хрупких, незащищенных героинь, которые тем не менее упрямо отстаивают личную независимость — Степанида Базырина («С тобой и без тебя», Приз «Золотая фемина» на Международном фестивале в Брюсселе), Саша Неродова («Просто Саша»), Валентина Костина («Слово для защиты»), Нина Георгиевна («Фотографии на стене»), Алла («Осенний марафон», Государственная премия РСФСР за 1981).


[7]

Марина Неёлова

После съемок своего телефильма «Ночь ошибок» (1975) Михаил Козаков-режиссер признался, что восхищен работоспособностью Нееловой: она так серьезно относится к делу, что звездная болезнь ей не грозит.

Утвердив себя в драматическом амплуа, актриса вновь испытала склонность к лирической комедии или легкому фарсу («Красавец-мужчина»; «Дамы приглашают кавалеров»; «Карусель»; «Чужая жена и муж под кроватью»; «Мы веселы, счастливы, талантливы»).

Следуя известной фразе, что искусство требует жертв, Марина Неелова жертвовала и своим комфортом, и здоровьем. Где вы найдете на западе звезду, которую заставляли сниматься в постельной сцене зимой в полуразрушенном доме? Именно так снималась сцена в «Осеннем марафоне» (История создания фильма) [8]. Актеры лежали под одеялами, а между ними, вопреки правилам пожарной безопасности, находился обогреватель.

[9]

Марина Неёлова

На съемках фильма «С тобой и без тебя», режиссер Родион Нахапетов заставлял Марину, угравшую батрачку, в течение нескольких недель таскать мешок, набитый камнями, вставать на рассвете, доить коров и коз, косить траву, рубить дрова, полоть лен…

В том же фильме ее должен был ударить Юозас Будрайтис. В первых дублях он бил ее деликатно, но все равно достаточно сильно — актриса падала, ударялась о телегу. Но режиссеру все казалось неубедительным, поэтому он попросим бить «понатуральнее». В результате в конце съемочного дня на лице у Нееловой красовались натуральные синяки и ссадины.

С середины 80-х Неелова снимается все реже. При этом она чередует современные драматические («Дорогая Елена Сергеевна», 1988; «Ты у меня одна», премия «Ника») и костюмно-исторические трагикомические образы («Тень, или Может быть, все обойдется», телефильм «Ревизор», 1996; «Сибирский цирюльник).

[10]

Марина Неёлова

Большой интерес зрителей вызвала картина Евгения Татарского «Тюремный романс» (1993), поставленная на основе реальных событий. Марина Неелова исполнила главную женскую роль в этом фильме — следователя прокуратуры Елену Шемелову, влюбившуюсяся в заключенного.

В кино душа Нееловой металась от одного режиссера к другому и рвалась на части. Но режиссеры, сценаристы, партнеры и даже композиторы сплошь попадались ей только хорошие или очень хорошие. Она снималась у Ильи Авербаха и Семена Арановича, Эльдара Рязанова и Михаила Козакова, Вадима Абдрашитова и Маргариты Микаэлян, Родиона Нахапетова и Ивана Киасашвили, Никиты Михалкова и Романа Балаяна… Она произносила в кадре тексты Александра Николаевича Островского и Евгения Шварца, Дунского и Валерия Фрида, Евгения Габриловича и Александра Володина, Александра Миндадзе и Александра Бородянского…

Напевала мелодии Виктора Дашкевича и Олега Каравайчука, Андрея Петрова и Альфреда Шнитке, и даже Сергея Курехина… Любила до самозабвения, до обморока героев Андрея Миронова и Олега Даля, Сергея Юрского и Станислава Любшина, Константина Райкина и Олега Табакова, Олега Басилашвили и Михаила Ульянова, Юозаса Будрайтиса и Леонида Куравлева, Александра Збруева и Александра Абдулова… Не судьба, а большой советский кинословарь.


[11]

Марина Неёлова

«Неелову всегда хочется защищать, она как будто слишком хрупка для этого мира», — так отзываются о ней коллеги-мужчины. Когда двухлетняя нежная любовь Марины к сильнейшему шахматисту кончилась крахом, на ее защиту встала чуть ли не вся московская артистическая публика. Валентин Гафт, например во всеуслышание заявил, что Каспарова теперь не станут принимать ни в одном уважающем себя доме…

Марина познакомилась с Гарри в 1984 году в гостях у пианиста Владимира Крайнева. Каспарову был 21 год. Нееловой — на 16 лет больше. Что же могло объединить этих двух, казалось бы, таких разных людей? Наверное дело в том, что на Марину всегда неотразимо действовал чей-то талант. А на Каспарова подействовало дразнящее очарование Нееловой. «Вне сцены говорили, что она — та женщина, которая прячет свою душу глубоко внутри, словно роза — шипы. Короче говоря, это была неординарная женщина», — так несколько лет спустя он написал в своей книге.
А возрастная разница… Так Неелова всегда была «не от мира сего», и земное понятие возраста к ней плохо применимо.

Каспарову нравились женщины постарше, годящиеся на роль «второй мамы», вечно опекающей и не слишком требовательной. Да только вот на роль опекающей мамочки Неелова не годилась. Ее саму надо было и защищать и поддерживать

[12]

Марина Неёлова

Гарри жил в Баку, в Москве бывал только наездами. Марина никогда не летала к нему сама. Рядом с Гарри была его мать — Клара Шагеновна — женщина властная, признающая в жизни только одну ценность — карьеру сына. Она и положила конец этой любви Призрак брачных уз, которые могут помешать карьере сына, страшно пугал ее. Послушав мать Гарри прекратил с Нееловой все отношения.

И все же Марина обрела свое счастье. Как-то на отдыхе она познакомилась с дипломатом Кириллом Геворкяном. Любовь была стремительной, брак стал счастливым. Выйдя замуж, самодостаточная и во всех смыслах успешная актриса, Неелова вскоре ошеломила своего зрителя. Она, безумно дорожащая своим главным сокровищем — театром, пожертвовала им ради семьи. Пять лет она прожила с мужем и дочерью Никой в Париже, куда был направлен Кирилл Геворкян — советник Российского посольства. Ника в Париже пошла в первый класс.

[13]

Марина Неёлова

Но вскоре стало понятно, что без сцены Марина жить не может. Несколько лет Марина ухитрялась жить «на две страны». В эти годы репертуар «Современника» подверстывался под актрисы, проживающую за тысячи километров от Чистых прудов! Отыграв, Неелова отправлялась в аэропорт…

Потом дипломатическая миссия Геворкяна во Франции закончилась, семья вернулась в Москву. Жизнь Нееловой вошла в «тихие берега»: театр — дом, дом — театр. Материнство для нее оказалось таким же «делом жизни» как и искусство. Ее дочь Ника — прелестное длинноногое существо, чем-то напоминающее нееловских девочек и принцесс, сыгранных в театре и в кино. С годами дочь все больше становится похожа на свою знаменитую маму. А окружающие утверждают, что и характера в ней нееловского хоть отбавляй. По советским понятиям, Марина Неелова родила дочь довольно поздно. Но, видимо, потому, что это было осознанное и страстное желание, рождение дочери дало актрисе такое ощущение счастья и полноты жизни.

[14]

Марина Неёлова

В последние годы в кино Марина Неелова снимается крайне редко. В детективном сериале «Азазель» по одноименному роману Бориса Акунина она сыграла леди Эстер, а в фильме «Леди на день» — Анни.

Пока актриса не снимается, ее держит на плаву, ей помогает жить ее театр. В сегодняшнем репертуаре актрисы — Раневская в «Вишневом саде» А.П.Чехова, Мария Антоновна в «Ревизоре» Н.В.Гоголя, Анфиса в одноименном спектакле по пьесе Леонида Андреева, Евгения Семеновна в «Крутом маршруте» Евгении Гинзбург, Елизавета в спектакле «Играем… Шиллера!» (сценический вариант трагедии Ф.Шиллера «Мария Стюарт»), Принцесса Космонополис и Хэвенли в спектакле «Сладкоголосая птица юности».

Ее талант признали, и очень рано. Что особенно важно — признали «старики». Как будто знали и чувствовали, что традицию служения, а не службы в театре, миссии, а не игры эта актриса подхватит и не посрамит. Через газету ее благословила знаменитая актриса ЦАТСА Любовь Добржанская. После одного из первых ее фильмов («Монолог») партнер Нееловой Михаил Глузский много лет называл ее внучкой и рассказывал о молодой актрисе чудеса. Ее обожала и сказала немало лестных слов в ее адрес отнюдь не льстивая Фаина Раневская.

[15]

Марина Неёлова

Драматург Михаил Рощин словно в некотором недоумении и даже с испугом воскликнул: «Когда я вижу Неелову на сцене, мне кажется, что она играет всегда как будто в последний раз». Через четыре года после окончания института ее портрет поместили на обложке журнала «Советский экран». По тем временам — это и называлось всенародным признанием и выражением зрительской любви.

Лия Ахеджакова о Марине Нееловой: «Она вызывает восхищение и удивление. Причем всегда. Своим поведением в жизни, в театре, отношением к профессии. У Пастернака есть строчка «корень красоты — отвага». Это абсолютно применимо к Марине. Ей свойственна отвага в поступках — и в жизни, и на сцене.
Она удивительно относится к своей профессии. Актеры, как и остальные люди, ощущают свои биоритмы, плохое состояние и настроение, иногда бывает так трудно играть. Но я никогда не замечала этого у Марины. Не потому, что она этого не чувствует, а потому, что она это преодолевает.

У нее отношение к профессии как к миссии. Ее волнение перед премьерой даже описать нельзя. Это не боязнь неуспеха, как у большинства актеров, а волнение перед тем, как примут твое детище. Она абсолютно честна перед зрителем. Никогда не халтурит. Одна из немногих, кто подлинно служит Искусству. В ней никогда не было сытости, благополучия, «упакованности», как теперь говорят. Бог дал ей тонкую кожу и обнаженные нервы. Но я ни разу не видела в театре ее проявлений истерии, каких-нибудь срывов, «женских нервов». С ней нетрудно, Бог защитил ее смиренным и веселым характером, что просто чудо для такой крупной актрисы».

Источник: www.rusactors.ru

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице [16]
  • Мой Мир [17]
  • Facebook [18]
  • Twitter [19]
  • LiveJournal [20]
  • В закладки Google [21]
  • Яндекс.Закладки [22]
  • Memori.ru [23]
  • Сто закладок [24]
  • Одноклассники [25]