Всеволод Санаев

Всеволод Санаев родился 25 февраля 1912 года в Туле.Детские годы Всеволода прошли на рабочей окраине Тулы, рядом с оружейным заводом. Многодетная семья Санаевых была очень дружной, но в школе Всеволод учился неважно и часто стоял за дверью класса за всякие проделки, получая позже от матери крепкие подзатыльники. Из—за плохой успеваемости отец Всеволода Василий Санаев послал сына работать, и мальчик стал работником гармонной фабрики.

Всеволод Санаев

Он быстро освоил профессию половинщика, и к 16 годам у него самого было два ученика. В обязанности Санаева входило собрать гармонь и настроить инструмент. В то же время начали проявляться и актерские способности Всеволода. Когда по праздникам к Санаевым приходили гости, Всеволод, чтобы развеселить гостей, легко пародировал любого из присутствующих.

Когда в Тулу с гастролями приехал МХАТ, Санаев увидел спектакль «Дядя Ваня» Чехова, который произвел на него глубокое впечатление. Чтобы попробовать себя в качестве актера, он вместе со своим знакомым, рабочим Гурием Карнеевым, пришел на репетицию местного любительского театра в клуб «Серп и молот», где на Санаева снова произвело впечатление умение директора гармонной фабрики Синявина мастерски перевоплощаться.

Заинтересовавшись профессией актера, Санаев стал часто посещать клубные репетиции, а когда в Туле открылась театральная студия, попытался туда поступить, но получил отказ из—за недостаточной образованности. Однако Всеволод продолжил попытки попасть в студию и попросил: «Буду делать все, что нужно, только возьмите!» Благодаря такой настойчивости его все же взяли в студию. Днем он трудился на гармонной фабрике, а вечером шел в театр, где был рабочим сцены, шумовиком, осветителем и даже сыграл две небольшие роли. Но чтобы играть в настоящих спектаклях, надо было учиться, и наставником Санаева стал актер тульского театра Кудашев, который помог Санаеву подготовиться к экзаменам в Москве на театральный рабфак.

Для родителей желание Всеволода пойти в актеры было неожиданностью, и они решили, что он просто не хочет работать. «Умрешь, пропадешь под каким—нибудь московским забором», — говорили они. Чтобы сын быстрее вернулся, мать и отец спрятали его зимнее пальто и не дали денег на дорогу. Но Санаев не вернулся. Два года он проучился на рабфаке, после чего еще год — в театральном техникуме, на курсе Николая Плотникова. Жил в общежитии на Собачьей площадке, по ночам подрабатывал на вокзале, разгружая вагоны, и вскоре стал студентом ГИТИСа.

Одним из первых спектаклей, увиденных в Москве, был мхатовский «У врат царства» с участием Качалова. Санаев был потрясен, и позже рассказывал: «Только в этом театре я хочу служить, только таким должен быть настоящий актер. Или вернусь собирать гармони, или научусь играть, как они». В ГИТИСе молодому актеру повезло. Кроме Плотникова актерское мастерство студентам на курсе также преподавал Михаил Тарханов, о котором Санаев позже рассказывал: «Он для нас был школой жизненной правды в искусстве. Знал много секретов актерского мастерства, учил студентов, как обращаться со своим телом и окружающими предметами, как произносить слова на сцене таким образом, что, даже если говорить шепотом, тебя услышат и поймут на галерке». Иногда Всеволод провожал Тарханова домой, и педагог щедро делился со студентом мыслями об искусстве.

Всеволод Санаев

Когда Санаев оканчивал ГИТИС, МХАТ объявил конкурс для молодых актеров, на котором Всеволод прочел комиссии отрывок из повести Гоголя «Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Из семисот претендентов Станиславский и Немирович—Данченко выбрали троих выпускников ГИТИСа, среди которых оказался Санаев. Таким образом, он попал в театр, о котором мечтал.

Сразу молодых актеров в штат не брали — они считались «кандидатами» и входили лишь во вспомогательные составы труппы, а из—за большого количества известных актеров пробиться новичку в подобном коллективе было непросто. Тем не менее Санаев вскоре перешел в основной состав. В МХАТе была традиция: на первом этаже одевались и гримировались «старики» — «золотой фонд» театра, а молодежи отводился четвертый этаж. Санаевский «спуск к славе» был стремительным: сыграв роль Пикалова в «Любови Яровой» и Чепурина в пьесе Островского «Трудовой хлеб», он в течение года спустился с четвертого этажа на первый. Вскоре на гастролях театра в Киеве он познакомился со студенткой филологического факультета Лидой. Труппа МХАТа выступала в Киеве всего месяц, но этого времени Санаеву хватило, чтобы уговорить девушку выйти за него замуж и уехать в Москву. В дальнейшем вместе они прожили всю жизнь.


Всеволод Санаев с дочерью Еленой

Одновременно с началом работы в театре Санаев начал сниматься в кино, фильм «Любимая девушка» режиссера Ивана Пырьева стал одним из первых. Санаев рассказывал, что работать с Пырьевым было непросто. Однажды в павильоне долго выставлялся свет, молодые актеры, сидевшие за декорациями, рассказывали друг другу анекдоты и их смех не понравился режиссеру. Пырьев вскочил со своего кресла, закричал и погнался за актерами, размахивая палкой. Догнав их, Пырьев сказал, глядя на Санаева: «Ты еще сниматься будешь, а ты — никогда!» Больше своего коллегу Санаев на «Мосфильме» не видел.

Помимо «Девушки с характером» Всеволод тогда снялся в и «Сердцах четырех», «Волге — Волге» (История создания фильма). Но начало успешной творческой карьеры Санаева прервала война. И он, простившись с женой и родившимся к тому времени сыном, отправился на сборный пункт, но призывникам было приказано явиться в свои военкоматы и ждать дальнейших указаний. В это же время началась работа над агитационными киносборниками для фронта, и Санаев уехал со съемочной группой в Борисоглебск, в авиационную школу имени Чкалова.

Но когда закончились съемки, вернуться в Москву ему не удалось — немецкие войска были на подступах к столице, въезд в город был закрыт. МХАТ был эвакуирован, и жена Санаева уехала в Алма—Ату, но Всеволод об этом не знал. Ему предложили поработать в Борисоглебском театре имени Чернышевского, который дважды в день показывал спектакли для солдат. Актеры театра играли на вокзалах для тех, кто отправлялся на войну, и в госпиталях для раненых, а также на передовой. Санаев считал, что его место — в бою, но после каждого выступления актеров обступали бойцы, благодарили за выступление и обещали драться с врагом насмерть. Однажды играли для снайперов, которые пришли со своих постов в белых маскировочных халатах, и один из бойцов подарил актерам небольшой букет подснежников. Для артистов это была очень дорогая награда.

Всеволод Санаев

Тем временем в Алма—Ате в переполненном беженцами холодном спортивном зале заболел корью и дифтеритом первенец Санаевых Алеша. У двухлетнего малыша была высокая температура, он задыхался и утешал плачущую мать: «Мамочка, дорогая, не плачь, я поправлюсь». Но мальчик умер, и, похоронив сына, Лида Санаева через несколько месяцев чудом нашла мужа. Вскоре во время войны у них родилась дочь, которую они назвали Елена. Девочка была совсем слабой, с тонкими ручками и ножками. Всеволод очень любил свою дочь, когда приходил домой, всегда приносил маленькой Лене сахар, но она росла очень болезненным ребенком, и Санаев в шутку называл дочку «подгнилком». Позже Елена Санаева рассказывала: «Наверное, поэтому родители воспитывали меня с удвоенной строгостью и любовью. То есть если я падала, мама могла мне еще за это и поддать. А на вопрос «почему?» обычно отвечала: «Проклятие воодушевляет, а благословение расслабляет!»

Всеволод Санаев

После войны семья Санаевых вернулась в Москву и стала жить в Банковском переулке, в коммунальной квартире, в комнате площадью девять метров. Всеволод много работал, чтобы поменять ее на большую квартиру, но все семейные накопления исчезли из—за денежных реформ. Однажды на коммунальной кухне Лида Санаева неосторожно рассказала анекдот, и появившиеся после доноса сотрудники НКВД стали расспрашивать соседей о молодой женщине. Лидия тяжело это переживала и на несколько месяцев с диагнозом «мания преследования» попала в психиатрическую лечебниц.

Всеволод Санаев, который очень хотел оградить свою семью от подобных ситуаций, в середине 1950—х годов купил отдельную квартиру в кооперативном доме, но сам к тому времени пережил обширный инфаркт во время съемок в картине «Алмазы». В этой квартире Всеволод Санаев и его жена Лида прожили до конца дней.
О послевоенной карьере Всеволода Санаева рассказывала его дочь Елена: «Без ролей отец не сидел, но и выдвинуться не удавалось, а сниматься в кино тогда почти не получалось — из театра очень неохотно отпускали.

Однажды, возвращаясь домой после спектакля вместе с директором МХАТа Аллой Константиновной Тарасовой, Всеволод Санаев сказал ей, что решил уйти из театра в кино. Помолчав немного, она ответила: «Наверное, Вы поступаете правильно, Севочка. Пока живы ОНИ (она имела в виду корифеев МХАТа), они вам играть не дадут». Отец не пожалел о своем выборе.

Об уходе из театра он говорил: «Оставить МХАТ, друзей, сцену — дело, конечно, нелегкое. Но манило кино, и думалось, что в кинематографе удастся сделать больше. Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом». А тут как раз подоспело очень хорошее предложение от Михаила Калатозова — роль директора совхоза в первом целинном фильме. Калатозов собрал замечательных молодых актеров: Олега Ефремова, Изольду Извицкую, Нину Дорошину, Татьяну Доронину. Роль прозвучала, о Санаеве заговорили.

Всеволод Санаев

К этому времени отец снялся у Пырьева, Герасимова, Пудовкина. С последним они подружились. «Вы прирожденный комедийный актер», — не раз говорил он. Действительно, немного жаль, что Всеволоду Санаеву почти не довелось сыграть комедийные роли. Он совершенно изумительно шутил, рассказывал анекдоты: сам никогда не смеялся, только бесенята в уголках глаз поигрывали, а смешил ужасно».

Санаеву также довелось сыграть у Сергея Юткевича в фильме «Рассказы о Ленине» и у Лео Арнштама в картине «Пять дней, пять ночей», о спасении советскими солдатами Дрезденской галереи. Из МХАТа он перешел в Театр киноактера. При постановке в этом театре спектакля «Софья Ковалевская» в нем был задействован Санаев, и у режиссера Самсона Самсонова появилась идея снять «Оптимистическую трагедию» с участием Бориса Андреева, Вячеслава Тихонова, Эраста Гарина и братьев Стриженовых. Санаеву Самсонов доверил сыграть роль Сиплого. Фильм в результате ждал большой успех. Мальчишки, увидев Санаева, повторяли фразу его героя: «По два раза сифилисом болели».

Всеволод Санаев

На Каннском кинофестивале картина получила премию за лучшее воплощение революционной эпопеи. У советских актеров всегда была проблема с одеждой на случай торжественных церемоний, и Всеволод Васильевич с трудом разыскал модный костюм, чтобы выглядеть достойно во время вручения награды. Елена Санаева рассказывала: «Отец мне часто говорил: «Мы, Санаевы, — народ талантливый, ты только верь в себя, а случай придет, будь к нему готова!» Я эти слова запомнила на всю жизнь. А ведь, по сути, роли, которые сделали Санаева Санаевым, пришли довольно поздно и, несомненно, благодаря его верности профессии, терпению, мужеству, основательности, присущей мастерам своего дела».

В 1963 году Вилен Азаров пригласил Санаева сыграть главную роль в фильме «Это случилось в милиции». Поначалу режиссер считал, что роль Сухаря должен играть другой актер, но подходящей кандидатуры не было, и стали пробовать Санаева. Его утвердили, но он ответил: «Да вы не расстраивайтесь. Я так устал после «Оптимистической», что сейчас возьму бюллетень, а вы пока ищите замену». Но руководство настаивало на начале съемок, и работа началась. Майор милиции Сазонов получился у Санаева совсем не таким, как его задумывал автор. Актер создал свой образ героя — внешне неприметного, сдержанного и скромного.

В 60—е годы Всеволод Санаев стал народным артистом РСФСР, а затем и СССР, и критики заговорили о нем, как о серьезном художнике. Об этом периоде творчества отца рассказывала Елена Санаева: «Однажды ему позвонил молодой режиссер и попросил сняться в своей первой работе. Это был Василий Шукшин, а фильм назывался «Живет такой парень». «А сценарий чей?» — поинтересовался отец. — «Тоже мой». «Сам снимает, сам сценарий пишет…» — доверия это не вызывало, и Санаев вежливо отказался.

Всеволод Санаев с внуком Павлом

«Жаль, — сказал молодой режиссер. — Буду ждать другого раза». Потом отец увидел блестящий дебют Шукшина, сам разыскал его на студии и сказал: «Вась, замечательная картина! И я жалею, что отказался сниматься у тебя. Если будет что—то, даже эпизод — с радостью пойду!» Так Всеволод Санаев стал актером Шукшина и снялся в трех его фильмах: «Ваш сын и брат», «Странные люди», «Печки—лавочки».

За картину «Ваш сын и брат» они получили Государственную премию братьев Васильевых. Роль Ермолая Воеводина была у Санаева любимейшей. Шукшин собирался снять фильм про Степана Разина. Засел за сценарий. Встретив Санаева, сказал: «Васильич, поработаем. Пишу для вас хорошую роль». Смерть Шукшина — не просто режиссера, а друга и единомышленника — стала для отца огромной потерей. Большего горя со смерти сына Алеши он не испытывал».

Сыграв полковника Зорина в картине режиссеров Бобровского и Ладынина, Санаев стал заслуженным работником МВД. Его приглашали на все торжества, в порядочность, надежность и профессионализм его героя верили люди. Елена Санаева рассказывала: «А ведь отец никогда себя не хвалил, я от него ни разу не слышала, как от многих других представителей нашей профессии: «Ну я дал! Ну сыграл!» Бывало, спросишь его: «Пап, ну как ты?» — «Ничего, Лель. Нормально».

Всеволод Санаев пятнадцать лет был секретарем Союза кинематографистов и отвечал за бытовую секцию. В его ведении находилась выдача путевок, направлений в больницы, похороны и получение квартир. Елена Санаева рассказывала: «Телефонные звонки донимали его с 8 утра, какой—нибудь истерический голос вопил: «Вы дали путевку актрисе N, а вместо нее поехала сестра!»

На что он спокойно отвечал: «А вы что хотите, чтобы я стоял на вокзале и проверял, кто едет по путевке?» Отец никогда никому не отказывал в помощи и сам при этом никогда не жаловался: «У меня все хорошо. Мне всего хватает». Жена все время ворчала: «Ну правильно, одни секретари едут в Лондон, Париж, а тобой все дыры затыкают». А он и не рвался туда. Другое дело — рыбалка. Леонид Дербенев, Николай Крючков, Вячеслав Тихонов были желанными товарищами в этом занятии.

Как говорил ему Николай Афанасьевич: «Старичок, я теперь, когда мне роль предлагают, спрашиваю: рыбалка есть? Есть — я ваш, а нет — отказываюсь». Когда разваливался СССР, многие выкидывали партбилеты. Отец не выкинул: «Мне стыдиться нечего. Я наверху не был. А на своем месте кому мог — помогал. В последние годы жизни отца часто узнавали на улице, подходили к нему, пожимали руки или просто улыбались с неизменными словами: «Как мы Вас любим, как мы Вам верим! Вы только живите, живите подольше». А он потом говорил мне: «Лель, конечно, мы стреляные гильзы, но все же приятно, что люди так относятся». И улыбался в усы».

Всеволод Санаев скончался 27 января 1996 года от рака легких, похоронен на Новодевичьем кладбище.

Его дочь, Елена Санаева, стала актрисой и вышла замуж за актёра и кинорежиссёра Ролана Быкова. Внук Всеволода Санаева, Павел Санаев, стал сценаристом и кинорежиссёром.

Елена Санаева рассказывала: «У отца на руке была татуировка, сделанная еще в молодости, — якорь. Перед спектаклем или съемками он густо замазывал ее гримом. Теперь мне думается, что она, несмотря на то, что отец потом пытался ее свести, была очень символична. Ведь Всеволод Санаев и есть человек—якорь — надежный, золотой человек».

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий