Станислав Пожлаков

Станислав Иванович Пожлаков родился 4 января 1937 года в Мытищах,  Московсой области.Позже его семья переехала в Ленинград, где он пережил блокаду. Отныне вся его жизнь будет связана с этим городом.

Станислав Пожлаков

Школьные годы Станислава Пожлакова прошли в школе №107, находящейся и поныне на Выборгской улице дом 3, Выборгского района города Ленинграда.

Из стен этой школы вышло много знаменитых людей — в том числе — академик Орбели, писатели братья Стругацкие, путешественник и ученый Юрий Сенкевич.Тележурналист Юрий Сенкевич и композитор Станислав Пожлаков были школьными друзьями.

Эта дружба многое дала и тому и другому. Будущий путешественник был «хорошистом», оценки будущего композитора — средние.
Внешне они были разными – крепко сбитый Сенкевич и стройный, кудрявый Пожлаков. Разнились они и по социальному происхождению: Юрий Сенкевич вырос в семье военнослужащего, полковника Советской Армии, мать Юрия была учительницей,
Станислав происходил из обычной, рабочей, семьи. Мама Славы работала медсестрой.

Станислав Пожлаков

Но эта разница не мешала им стать задушевными друзьями. Их многое сближало. В том числе и любовь к музыке. В доме у Сенкевичей он впервые увидел фортепьяно. Там он и научился играть.

Музыкой Пожлаков увлекся рано. Друг детства Станислава Пожлакова Геннадий Гольдштейн вспоминал: «Слава параллельно учился в музыкальной школе, где мы и познакомились. Я шел по коридору и услышал, как кто-то наяривает на рояле буги-вуги. Это Слава упражнялся. Приходил я к нему домой — жил он с мамой в 11-метровой комнатке в коммуналке. Вместе ловили на приемнике Би-би-си, которое часто передавало джаз. И однажды мы решили создать оркестр. Слава на аккордеоне и на саксофоне играл. Выступили в школе, а потом пошли концерты в техникумах, в клубах. И Юра Сенкевич на них постоянно ходил — там же танцы были. А дома у Сенкевича мы отмечали Новый год. Юра в большой квартире жил, что тогда было редкостью… Юрий Сенкевич после школы поступил в Военно-медицинскую академию. А в 1973 году он, уже звезда экрана и прославленный путешественник, снова оказался за одной партой со Станиславом Пожлаковым. Это было на столетии 107-й школы».

Вот как вспоминает об этом времени Юрий Сенкевич в своей книге «Путешествие длиною в жизнь».
«Я дружил со многими ребятами, но самыми близкими моими друзьями были двое — Слава и Володя Федорович. Со Славой мы были соседями, жили рядом, поскольку его мама работала в академии — она была специалистом по физиотерапии. С Володей Федоровичем мы сидели за одной партой, предпочитая «Камчатку». Слава обычно сидел за соседней партой.
Под влиянием Славы Пожлакова у меня расширялось представление о самых разных жанрах музыки. Слава был необыкновенно одарен, ходил в музыкальную школу, прекрасно играл на аккордеоне. Потом стал играть на саксофоне — редком тогда у нас в стране инструменте, почему-то считавшемся атрибутом «западной буржуазной культуры». Он играл в небольших джазовых ансамблях, но это было уже после смерти Сталина, когда в нашей жизни начались некоторые изменения.
Слава Пожлаков очень любил ходить в Театр музыкальной комедии. Знал, чуть ли не всех его актеров, у него даже было расписание спектаклей на каждую неделю. Помню, как он отмечал: «Сегодня идет «Свадьба в Малиновке». Ее я видел. А завтра идет «Дьявольский наездник». Пойдешь со мной?»

С. Пожлаков- «Следы на земле»



… На вечерах в училище и в других ленинградских вузах иногда появлялся и Слава Пожлаков. Интересно, что в отличие от Володи Федоровича, который после школы, следуя своему призванию, сразу поступил в Архитектурный институт, Слава, необыкновенно одаренный музыкально, почему-то пошел учиться в Институт инженеров
железнодорожного транспорта. Конечно, это была не его стезя, и он очень быстро ушел оттуда.
В те годы он еще не писал музыку, а выступал в основном как исполнитель, но уже понемногу начал заниматься аранжировками. Он вращался в своей музыкальной среде, был в курсе последних веяний, у него были друзья, которые могли достать самые модные тогда записи «неофициальной» эстрадной музыки. Это были самодельные пластинки, и назывались они «ребрами», так как делались на рентгеновских снимках. Слава был раскованнее меня, и я старался не отставать от него.

Станислав Пожлаков

Популярность к Станиславу Пожлакову по советским меркам пришла рано – в 1954 году, не закончив музыкальную школу, Слава организовал в Ленинграде один из первых и лучших «бендов». Рядом с ним играл Геннадий Гольдштейн – близкий друг детства.

Из воспоминаний друга детства Станислава Пожлакова Геннадия Гольдштейна:
Слава параллельно учился в музыкальной школе, где мы и познакомились. Я шел по коридору и услышал, как кто-то «наяривает» на рояле буги-вуги. Это Слава упражнялся. Приходил я к нему домой — жил он с мамой в 11-метровой комнатке в коммуналке. Вместе ловили на приемнике Би-би-си, которое часто передавало джаз. И однажды мы решили создать оркестр. Слава на аккордеоне и на саксофоне играл. Выступили в школе, а потом пошли концерты в техникумах, в клубах

                         С. Пожлаков- «Ребята 70-й широты»

Когда впервые в 1954 году по английской радиостанции, вещавшей Европу, под названием «Радио Люксембург» впервые прозвучал «Рок раунд азе клок», все, кто слушал эту станцию, были не просто удивлены, а буквально ошеломлены появлением, как его называли — «бугешника». Тогда еще никто ничего не знал о существовании рок-н-ролла как такового, поэтому всякая энергичная, быстрая и ритмичная музыка воспринималось однозначно как буги-вуги. Конечно, среди молодежи началось увлечение пришедшим с Запада рок-н-роллом. Не обошло это влияние и Станислава Пожлакова. Его оркестр успешно освоил это направление музыкального искусства.
Несомненно, это направление сразу получило запрет со стороны властей.
Но ведь уже давно, со времен Адама и Евы известно – «Запретный плод – сладок». Сразу получила распространение производство музыки на рентгеновских пленках.

Станислав Пожлаков

Из воспоминаний дочери Станислава Пожлакова – Юлии:Он — четвертый ребенок в семье и единственный из детей, кому удалось пережить блокаду. Когда родители поженились, первое время жили в коммуналке на Невском.
Там родилась я. Жили бедно».Папа писал песни, относил их на радио. И вот однажды, после того, как в эфир запустили его песню «Мы — ребята семидесятой широты», он проснулся знаменитым. Мама рассказывала про первый гонорар. Оставалось три часа до Нового года. В доме закончились деньги, и мама уговаривала отца занять у кого-нибудь хотя бы на бутылку шампанского. В дверь позвонили. На пороге стоял почтальон: «Вы Станислав Иванович Пожлаков? Распишитесь за гонорар». Папа взглянул на сумму и отшатнулся: «Наверное, вы ошиблись». Это была баснословная сумма! Все равно, что сейчас получить 25 тысяч долларов! В тот Новый год гуляли всей коммунальной квартирой. А потом понеслось. Огромные гонорары, море поклонниц… В 34 года его без консерваторского образования принимают в Союз композиторов. Каждая его новая песня мгновенно становится хитом, их мечтают исполнять самые известные певцы. У нас появились шикарная квартира, «Волга». Папа умудрялся даже в лотерейные билеты выигрывать холодильники! Но отец не выдержал славы. Да и мама устала от такого внимания к его персоне. Когда мне было 14 лет, она развелась с отцом. Но самые лучшие свои песни он написал, когда они жили вместе: «Нет тебя прекрасней», «Носики-курносики». Она дарила ему вдохновение. А песню «Топ, топ, топает малыш» папа посвятил мне. Весь этот блеск закончился в конце 80-х, когда страна стала перестраиваться. Папа как был человеком советской эпохи, так и остался им. Его перестали приглашать, он замкнулся. Стал пить. Но по-прежнему писал музыку».

Станислав Пожлаков

В 60-70-х годах песни Станислава Пожлакова были очень популярны.
В эти годы Пожлаков начал писать для эстрадных ансамблей. Его песни звучали в исполнении ансамбля «Дружба» под управлением А.Броневицкого («Зачем снятся сны» — 1976, «Крымские зори», «Пора любви», 1977), «Лиры» («Белый снег» 1979), ВИА Эдиты Пьехи под упр. Г.Клеймица («Горько», «Любовь» — 1980). «Песню о нежности», написанную Пожлаковым в 1973 году, исполнила Людмила Сенчина.
В эти же годы его можно было увидеть и в кадрах кинохроники и на экране телевизора поющим свои песни,
И конечно, по всему Советскому Союзу расходились огромные тиражи его песен. Каждая мама напевала своему малышу пожлаковскую «Топ-топ топает малыш», песню, которую и до сих пор с удовольствием поют.
В 70-е годы он часто выступал. Одетый в водолазку и пиджак, Станислав задорно пел «А мы ребята, а мы ребята 70-й широты» и казался очень открытым, общительным, удивительно обаятельным и веселым.

Станислав Пожлаков

в 1970-е годы Пожлаков попробовал свои силы в жанре оперетты – он написал произведение «Гори, гори, моя звезда». Пожлаков так же являлся автором музыкально-театральных фантазий «Сирано де Бержерак» и «Зойкина квартира» по Булгакову и детских мюзиклов. Композитор много работал в кинематографе. Им была написана музыка к 20 фильмам, в том числе «Шаг навстречу» в 1975 году, «Пятерка за лето» в 1974 году, «Кортик» в 1973 году и «Боба и слон» в 1972 году.

Песни сыпались как из рога изобилия, буквально выливались на благодарного слушателя. Он был настоящим русским самородком, кто-то назвал его своего рода «музыкальным Есениным».
Этот период жизни был особенно насыщенным и плодотворным.
Его песни исполняли Эдита Пьеха, Эдуард Хиль, Людмила Сенчина, Муслим Магомаев, Майя Кристалинская, Аида Ведищева, Галина Ненашева, Мария Пахоменко, Тамара Миансарова, Лариса Мондрус и другие. Нередко и сам автор исполнял свои песни.
О творчестве Пожлакова Центральное телевидение сняло документальный фильм «Лирическое настроение» (1975).

Как было сказано выше, у Пожлакова не было высшего музыкального образования. Надо ли говорить, что это было серьезным тормозом в его творчестве. Композитор, на счету которого было уже много известных и популярных песен, не был членом Союза композиторов. Пожлаков писал песни в современном стиле, к чему в то время относились строго. К счастью на его пути появился человек, который тепло относился к молодым композиторам. Это был известный всей стране Василий Павлович Соловьев-Седой. Как рассказывал внук Соловьева- Седого, мэтр со вниманием отнесся к молодому композитору.
Благодаря его участию, Станислав Пожлаков был принят в Союз композиторов.

Станислав Пожлаков

Из интервью жены Станислава Пожлакова, певицы Нины Молтянской в газете «Смена» от 28.09.03 , с которой он прожил 12 лет
«Я тогда училась в училище при Консерватории имени Римского-Корсакова на оперетте и пришла на концерт Станислава в «Театр эстрады». Села в третий ряд. Рядом со мной оказался Юрка Апрельков — Славин друг. В антракте он подошел к Славе и говорит: «Рядом со мной такая девушка сидит! Срочно знакомься». И Станислав подошел. Он тогда разошелся с первой женой. 20 августа 1977 года мы сыграли свадьбу».
— Мы жили только музыкой, совсем не занимались бытом, у нас дома сгорело пять чайников. Но мы на это внимания не обращали. Период с 1977 по 1989 год был звездным часом Славы. Он работал с поэтами Горбовским, Баркаевым. Люди на концертах стояли между рядами. Его очень любили. Но издавать не издавали. Надо было как-то проталкивать собственные произведения, а мы этим не занимались. В Союз композиторов он не ходил. Слава был свободной личностью: ему хотелось писать — он писал, хотелось ругаться — ругался. Осталась масса кассет, дисков, которые нигде не крутят, которые даже никто не слышал. Я сделаю все, чтобы издать его музыку, хотя четыре года назад мы расстались. Общих детей у нас не было. Слава мне всегда говорил: «Наши дети — это наши песни.

Станислав Пожлаков и Нина Молтянская- «Ленинградская песня».

В 1970-е годы он часто выступал в эфире. Одетый в водолазку и пиджак, сам задорно пел «А мы ребята, а мы ребята 70-й широты», и казался очень открытым, общительным, обаятельным и веселым человеком. Близкие знали — это не совсем так. В последние годы, забытый, он вел замкнутый образ жизни.
Казалось, что Станислав Пожлаков, обласканный вниманием поклонников его творчества, должен был «купаться в лучах славы».
Близкие ему люди знали — это не совсем так. В последние годы, основательно забытый, он вел замкнутый образ жизни, избегая встреч даже с исполнителями своих песен. Если и появлялся на сцене, то в сборных и ностальгических юбилейных концертах.
Иногда он бывал в Музее истории джаза Ленинграда — Санкт-Петербурга, который был задуман и открыт 7 октября 1997 г., благодаря легендарному Давиду Голощекину.
Там он мог видеть свой портрет, вспоминая при этом о днях своей молодости.
31 октября 1997 года в Мюзик-холле состоялся гала-концерт из серии «Созидатели Санкт-Петербурга». Это был своеобразный творческий вечер композитора Станислава Пожлакова, художественного руководителя первого в нашем городе джазового оркестра. В гости к маэстро пришли Эдуард Хиль, Эдита Пьеха, солисты ансамбля «Дружба», его многочисленные друзья и поклонники.

В последние годы жизни Пожлаков тяжело болел, практически не мог самостоятельно передвигаться, и сильно нуждался. При этом продолжал работать над новыми песнями, преимущественно на свои стихи.
В сентябре 2003 г. группа мастеров искусств обратилась к тогдашнему кандидату в губернаторы Санкт-Петербурга Валентине Матвиенко с просьбой оказать композитору материальную помощь и содействие в лечении. В просьбе было отказано без объяснения причин. Школьные друзья как учились вместе, так вместе и ушли из жизни.
25 сентября умер Юрий Сенкевич. Вслед за ним не стало Станислава Пожлакова.
26 сентября 2003 года тело Станислава Ивановича было найдено соседями, зашедшими в его квартиру, дверь в которую была открыта. Смерть Станислава Ивановича, как позже было установлено, имела насильственный характер, но убийца так и не был установлен.

Похоронен Станислав Пожлаков на Сестрорецком кладбище.

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий