Майя Кристалинская

Майя Кристалинская

На эстраде Майя Кристалинская появилась как-то незаметно и сравнительно поздно: успела закончить Московский авиационный институт и несколько
лет поработать инженером-экономистом на заводе. Участвовала в самодеятельности. Пела в хоре при Московской консерватории, но о профессиональной
карьере певицы даже не мечтала.

Майя Кристалинская

К тому же вышла скоропалительно замуж за начинающего врача, ставшего потом известным писателем-сатириком.
Брак оказался недолгим и менее чем через год распался — не выдержал испытания проклятым квартирным вопросом.
Впрочем, вероятно, и большой любви у молодоженов не было, потому без сожаления и расстались.

Вообще Майе долго не везло в личной жизни и, если не считать кратковременного романа с одним журналистом из респектабельного журнала «Советский Союз»,
то настоящую семью ей удалось создать почти в сорок лет.

Первый успех на эстраде к ней пришел в 1957 году, когда Кристалинская стала лауреатом VI всемирного фестиваля молодежи и студентов в Москве.
Тогда она выступала в составе эстрадного оркестра Центрального дома работников искусств «Первые шаги», которым руководил Юрий Саульский.
Но и после этого «первого шага» прошло еще почти три года, прежде чем Майя отважилась проститься с дипломной профессией и сменить кульман на подмостки эстрады.

Майя Кристалинская

Ее взяли солисткой в оркестр под управлением Олега Лундстрема. Но то ли этот джазовый коллектив не соответствовал ее творческим устремлением, то ли наоборот — Лундстрему не повкусилась ее «раздумчивая» манера исполнения, которую она не собиралась менять — это уже не суть важно.

Факт то, что через полгода Кристалинскую уволили из оркестра «по сокращению штатов».
Может быть, кого-то и привлекала обезоруживающая простота на сцене, вызывающая скромность костюма, скупость в подборе изобразительных средств — словом, все то, что никак не соответствовало имиджу эстрадной звезды (тем более в оркестре О.Лундстрема), но говорить о какой-то признательности широких масс в этот период еще не приходится.

В 1960 году на экраны страны выходит «Жажда», и Кристалинская записывает на пластинку песню Маши из этого фильма (музыка А.Эшпая, слова Г.Поженяна):
Ночь была с ливнями
И трава в росе,
Про меня «счастливая»
Говорили все…

«Два Берега» музыка — Андрей Эшпай, слова — Григорий Поженян

И… мгновенная популярность. Семь миллионов (!) пластинок с песней Майи Кристалинской как не бывало. Это при том, что ее запись чуть ли не каждый день звучала по радио. Майю приглашает к себе другой мэтр советского джаза — Эдди Рознер, считавший, что все лучшие певицы Союза должны петь только у него.

Можно, конечно, рассуждать о мастерстве артистки, ее тонкой музыкальности, теплом тембре голоса, эмоциональности и естественности художественного высказывания, о подлинном сценическом обаянии — все эти качества присутствовали у Кристалинской во всей их полноте (хотя некоторые музыканты, вроде Цфасмана, скептически относились к ней, даже обвиняли в «неграмотности», «дилетанстве»).

Но, слушая Кристалинскую, мне, ей-богу, никак не хочется вдаваться в наукообразный анализ ее творчества и проверять гармонию алгеброй. Хочется просто притихнуть и внимать голосу певицы, ставшей вдруг, вопреки всяческим прогнозам, душевным камертоном народа на целое десятилетие.

Майя Кристалинская

Все осталось без изменений: скромный эстрадный «прикид» и отсутствие каких-либо внешних эффектов. Она по-прежнему держалась на сцене свободно, но без тени развязности, не металась по сцене от кулисы к кулисе с «поводком» от микрофона и не выпрашивала взмахами рук аплодисментов у аудитории. Но что ни песня в ее исполнении — то маленькое откровение, сгусток сердечного тепла и нежности.

1961 год. Кинокартина «Карьера Димы Горина». В репертуаре Кристалинской появляется песня из фильма — «А снег идет» (А.Эшпай — Е.Евтушенко). Из другого фильма, канувшего в Лету, осталась жить благодаря Кристалинской песенка «Неужели это мне одной» (Г.Портнов — Ю.Принцев). Любопытно, что первоначально авторы фильма приглашали на запись другую начинающую «звездочку» — Ларису Мондрус, но голос Кристалинской после «Жажды» уже так лег на сердца миллионов слушателей, что режиссеры в этом миниконкурсе отдали предпочтение последней.

А потом были еще «Текстильный городок» Я.Френкеля, «Я тебя подожду» А.Островского, «Несмеяна» Г.Шангина-Березовского, еще десятки других прекрасных песен. И все это до сих пор не ушло из памяти и таится где-то в ее глубинах. Лишь сердце иногда пронзит боль от сознания того, что было некогда, несмотря ни на что, прекрасное время — ее и нашей молодости. После этого неловко даже вспоминать, что в 1962 году Майя Кристалинская получила только третью премию на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады и стала даже не лауреатом, а лишь дипломантом. Третьих премий там удостоились 27 вокалистов! Кто они?.. Где они?..

«Нежность» (Муз.А. Пахмутова-сл.Н. Добронравов).

Однажды после гастролей с окестром Рознера в Новосибирске Кристалинская почувствовала недомогание. Элементарная простуда, с кем не бывает. Болезнь вроде быстро прошла, а тут и новые гастроли в Ленинград.

Но потом Майя, разглядывая себя в зеркало, заметила на шее выступающие узелки.
Обратила на них внимание и Мария Лукач, тоже рознеровская солистка, проживающая с Майей в одном номере. От нее узнал о случившемся и сам Эдди Рознер. «Я тебя не хочу пугать, но иди немедленно к врачу. Любую болезнь запускать нельзя, холера ясна», — сказал он Майе, добавив под конец свое любимое выражение.


Майя Кристалинская

Майя Кристалинская

Диагноз в клинике установили быстро: опухоль лимфатических желез. Слово «злокачественная» вслух еще не сказано, нужны были дополнительные анализы, лечение, наблюдение. К сожалению, подтвердилось худшее — у Кристалинской обнаружили рак.

Начались сеансы облучений. Вот почему на шее у Кристалинской появился тот самый платочек, на который зрители всегда обращали внимание. Может быть, догадывались, в чем дело.
Болезнь будет мучить певицу двадцать с лишним лет, то отступая, то атакуя такими приступами, что Майя не в состоянии была выносить до конца назначенные курсы лечения.

Майя Кристалинская

В конце 60-х она наконец встретила человека — архитектора Эдуарда Барклая — с которым обрела долгожданное семейное счастье и благодаря которому находила в себе силы выступать на сцене, записывать пластинки, верить в будущее. Наверное, любимая работа тоже была ее спасением.

Особая страница в творчестве Кристалинской связана с песнями А.Пахмутовой, многим из которых она дала путевку в жизнь, осветив их некой загадочностью своего дарования. Сначала это были «Письмо на Усть-Илим» и «Девчонки танцуют на палубе». Потом пришла очередь «Нежности» — этого маленького шедевра Майи Кристалинской, который можно сравнить разве что с «Журавлями» Марка Бернеса или «Тремя вальсами» Клавдии Шульженко. Мне кажется, что по эмоциональной насыщенности, глубине и напряженности чувств исполнение артисткой «Нежности» приближается к идеалу.

Майя Кристалинская

Возможно, отпущенное ей судьбой время не позволило до конца высказаться в творчестве, но все равно Кристалинская успела многое
записала более двухсот песен! Ее голос звучит за кадром в двух десятках фильмов тех лет («Три тополя на Плющихе», «Когда песня не кончается», «Цепная реакция», «Тишина», «Был месяц май», «Человек идет за солнцем», «Большая руда» и др.).

Она много гастролировала и в Союзе и за рубежом — в ГДР, Польше, Болгарии, Чехословакии, Румынии, Венгрии, Финляндии. Причем исполняла песни на языке той страны, где выступала. Однажды на Всесоюзном радио из Бухареста пришло письмо, в которое была вложена вырезка из румынской газеты с отрывком из поэмы «Пой, Майя». В стихах человек, прикованный к постели, выражал певице (самой безнадежно больной) благодарность за ее песни, помогающие ему бороться с тяжелым недугом.


Летом 1984 года неожиданно умер ее муж, и это окончательно подкосило Майю. Иосиф Кобзон вспоминал (в пересказе А.Гиммерверта): «Как-то мы встретились после кончины Эдика Барклая на одной вечеринке, и я понял, что Майя от нас уходит. Она тихо, скромно подошла ко мне, и я увидел ее исколотые руки, они не держались. Потом я настоял, чтобы она выступила на авторском вечере Льва Ошанина в Колонном зале, вместе со мной.

Майя исполнила песню из нашего «Дворового цикла». Это было как наше последнее свидание с ней на сцене. Вскоре она слегла, и я приехал к ней в больницу. Жутко, конечно, было смотреть на нее.

Она очень хотела подписать мне пластинку, только что вышедшую, но ей это было трудно. Я сказал: «Майюшка, ну чего ты мучаешься, вот поправишься, встанешь и надпишешь, я в тебя верю, вся страна ждет тебя». Она заплакала и только сказала: «Нет, Иосиф».
Я потом вышел за дверь и сам расплакался…»

Весной 1985 года ее выписали из клиники. Близкие отправили ее на две недели из Москвы на отдых. Последнее, что успела сделать в этой жизни Майя — это перевести и подготовить к изданию книгу Марлен Дитрих «Размышления».
Она снова оказалась в стационаре. Лишилась речи, едва двигала левой рукой. 19 июня 1985 года ее не стало. Прошел ровно год, как в этот день похоронили ее мужа.
Когда Марлен Дитрих, ее любимая певица, узнала о выходе в СССР своей книги, она откликнулась благодарственной телеграммой. Увы! Благодарность дошла лишь до издательства.

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий