Портрет на двоих — Евгений Урбанский и Дзидра Ритенберг

Евгений Урбанский и Дзирда Ретенберг Евгений Урбанский и Дзирда Ретенберг

 

Эта пара была, без преувеличения, одной из самых красивых пар современности – кумир зрителей Евгений Урбанский и красивая, обаятельная и талантливая актрисса Дзидраа Ритенберг.

Евгений Урбанский и Дзирда Ретенберг

Евгений Урбанский и Дзидра Ритенберг

Путь Евгения к славе был непростым и долгим: вначале была учеба в дорожном институте, художественная самодеятельность, драмкружок, и только потом – МХАТ. Звездной для него стала роль в фильме Райзмана «Коммунист» (История создания фильма), после выхода фильма слава, буквально, накрыла Урбанского, фильм получил главные призы венецианского кинофестиваля, Евгений стал кумиром миллионов советских и зарубежных зрителей.

Затем в фильме Григория Чухрая «Баллада о солдате» (Как снимали фильм) ему досталась эпизодическая роль безымянного инвалида, которого герой фильма Алеша Скворцов (актер В. Ивашов) случайно встречает на вокзале (эпизод снимался в Ярославле).

Всего на несколько минут Евгений предстает перед телезрителями, но настолько западает в душу этот молодой, полный внутренних сил солдат на костылях, ушедший с незаконченной войны не по доброй воле и не желающий возвращаться в мирную жизнь… Жесткие кудри, суровое лицо, стиснутые зубы, боль в глазах — таким запомнился актер миллионам зрителей.

Евгений Урбанский с первой женой, Ольгой

Евгений Урбанский с первой женой, Ольгой

Между тем вскоре после съемок киноленты «Баллада о солдате» в судьбе Урбанского произошло важное событие — он встретил женщину, которая стала его второй женой.. Незадолго до этой встречи у него были романы с актрисами Театра им. Станиславского. Еще раньше первая жена, Ольга, педагог по образованию, родила ему дочь Алену.

С появлением девочки новоиспеченный папа обезумел от счастья: чтобы расцеловать жену и ребенка, влез на третий этаж роддома по водосточной трубе. Он сам стирал пеленки, ежедневно ездил за десять километров в одну из подмосковных деревень, чтобы купить свежего молока. Да и после вторичной женитьбы продолжал заботиться о первой семье.

Помогал деньгами и… не позволял бывшей жене мыть окна в квартире из страха, что Ольга может выпасть из окна. К удивлению соседей, актер сам еженедельно драил стекла. А когда бывшая супруга вышла замуж во второй раз, первое, что спросила подрастающая Алена у отчима, было: «А вы будете носить нас с мамой на руках, как папа?»

Вия Артмане и Дзирда Ретенберг

Вия Артмане и Дзидра Ритенберг

Дзидра

 

Вторую любовь своей жизни знаменитый актер встретил в 1959 году во время кинофестиваля в Москве. Невероятной красоты латышку звали Дзидра Ритенберг.

О знакомстве вспоминает Дзидра Ритенберг

— На кинофестивале в Москве. Это был шестидесятый… нет, пятьдесят девятый год. Каждая республика присылала своих представителей, я приехала вместе с с Вией Артмане. и еще с несколькими, сейчас уже известными для русской публики актрисами. Кстати, театральную студию я закончила вместе с Вией Артмане. Мы были представители латышского кино, а сам праздник происходил на стадионе «Динамо».

Там должна была состояться церемония открытия. Мы, актеры, сидели все в одной комнате, ждали начала церемонии. Вдруг дверь открылась, и вошел та-акой мужчина!.. До этого я видела его только в фильме «Коммунист». Как актер он мне понравился очень, но как о мужчине я подумала: какой он некрасивый! У меня в то время были другие представления о мужской красоте.

Евгений Урбанский и Дзирда Ретенберг

Евгений Урбанский и Дзидра Ритенберг

 

— А какие же?

— Ну, более западные… — Типа Жерара Филипа или Жана Маре? (Смеется.) — Нет, нет, нет. Скорее типа Роберта Тейлора. Это такой американизированный тип мужской красоты. Но тем не менее все мои идеалы были вскоре поколеблены… В тот момент на Жене был такой элегантный черный костюм, в котором его плечи казались еще шире. И при этом он улыбнулся…

Его белые зубы так и сверкнули. Я подумала: кому это он так улыбается? Оглянулась. Вижу, чуть поодаль меня сидят актрисы: Клара Лучко, Нонна Мордюкова… Женя улыбнулся им всем. Те сразу отреагировали, тоже заулыбались: «Женя, Женя!» Он к ним моментально пошел. Вдруг случайно взглянул в сторону и увидел меня.

Замер, резко повернулся и пошел прямо на меня. Среди актрис наступила тишина. Чуть позже он, ужасно волнуясь, первым подошел к Дзидре и сказал: «А я вас знаю». — «И я вас тоже». Вот так состоялось наше знакомство. С того момента он не отходил от меня ни на минуту. Даже когда я пошла получать командировочные в кассу, он бросился за мной, хотя туда входить не полагалось… С этого все и началось…»

До встречи с Урбанским у знаменитой рижанки был мало кому известный четырехлетний роман с женатым героем-любовником Вячеславом Тихоновым — кумиром многих женщин.

Евгений Урбанский и Дзидра Ретенбергм дали волю чувствам, роман их был страстным и стремительным. Спустя три недели после встречи актриса перенесла операцию на сердце, и Евгений не отходит от ее больничной койки. Как только любимую выписали, он сразу же повел ее под венец, так как боялся, что Дзирда вернется в Ригу, и их роман быстро закончится.

Шикарную свадьбу сыграли в «Национале», пара поселилась в Москве, и Дзидра, как и муж, стала играть в Театре им. Станиславского. Жизнь не была простой – вначале влюбленные ютились в крошечной комнатке общежития, лишь спустя несколько лет поселились в отдельной квартире.


В жизни Урбанский был не только нежным и заботливым супругом, но и всегда хлебосольным и открытым — как говорится, рубахой-парнем. Дзидра Ритенберг вспоминала: «Женя за очень короткий срок выучил латышский, чтобы только в Москве разговаривать со мной на моем родном языке. И чтобы секретничать на людях. А как по-другому? Если ты жену любишь, ты научишься говорить с ней на ее родном языке. Точно так же и с государством: если ты его любишь, ты выучишь его язык. А если нет, зачем тебе тогда в нем жить?..

У нас в гостях часто собиралась труппа цыганского театра «Ромэн». Мы очень дружили с семьей кинорежиссера Григория Чухрая, у которого Женя снимался в картинах «Баллада о солдате» и «Чистое небо», с поэтом Робертом Рождественским и его семьей, с партнером по сцене Евгением Леоновым.

Закадычным другом мужа был Юрий Никулин. Часто к нам в гости приезжал из Ленинграда Иннокентий Смоктуновский, которого Женя просто обожал. Он мечтал о сыне и хотел назвать его Иннокентием в честь любимого друга и артиста.

Помню, как после премьеры «Девяти дней одного года» (История создания фильма) Евгений произнес пророческую фразу о Смоктуновском: «Наступает время его героя: интеллигентного, утонченного, умного и ироничного, кончается время моих «мастодонтов» — прямолинейных, бескомпромиссных. Надо уметь уступать дорогу с улыбкой!»»

Евгений Урбанский и Дзирда Ретенберг

Евгений Урбанский и Дзидра Ритенберг

Но однажды произошло непоправимое. Евгений уехал на съемки фильма «Директор», которые проходили в Азии, Дзирда осталась в Москве, она уже ждала ребенка. Обычно он сам, рискуя жизнью, исполнял все сложные трюки, хотя и имел постоянного дублера.

В одном из эпизодов фильма Урбанский должен был прыгнуть в машине с одного из барханов, сцена была не особо рискованной. Но случилось страшное – во время прыжка «газик» перевернулся, и под ним оказался актер… В результате травм и переломов актер скончался в больнице Бухары. Последними словами 33-летнего Евгения были: «Боже мой, как больно!»

Евгений Урбанский и Дзирда Ретенберг

Евгений Урбанский и Дзидра Ритенберг

Беременной жене знаменитого актера, Дзидре, не осмелились сразу сообщить скорбную весть. Она родила через три месяца после гибели мужа, в феврале 1966 года, и только тогда узнала, что у дочки нет отца. Девочку мама назвала в его честь — Евгенией. (Дочь стала певицей знаменитого латышского хорового коллектива, родила двух сыновей — Густава и Карла.)

Трагическая смерть мужа, похоже, сломала Д. Ритенберг. Она вынуждена была уехать из Москвы в Ригу. И все же в 1973 года Дзидра закончила режиссерское отделение Латвийской консерватории им. Я. Витола и впоследствии поставила шесть фильмов.

О дальнейшей судьбе Дзидры Ритенберг читателям рассказал позже латвийский журналист Борис Минц: «…На цветочном базарчике, покупая цветы для знаменитой актрисы, я не удержался и похвастался, что иду в гости к самой Дзидре Ритенберг. Надо было видеть, как оживились при этом продавщицы цветов! «Наша Дзидрочка! — говорили они. — Передайте ей, что мы все ее очень любим…»

Конечно, я очень волновался. Ведь ей было далеко за 70, и она была после тяжелой болезни. Но мои опасения оказались совершенно напрасными. Были чудесные полтора часа общения с удивительно красивой и умной женщиной и… с Женькой Урбанским. Да, да, именно с ним. Потому что в комнате, где мы беседовали с Дзидрой Артуровной, висела огромная фотография Урбанского.

Он как бы незримо присутствовал здесь. А еще на комоде стоял Кубок Вольпи Венецианского кинофестиваля, и мне даже было позволено подержать его в руках. И все, что рассказывала хозяйка дома, было безумно интересно, потому что звучали в ее рассказе имена многих «шестидесятников» — друзей четы Урбанских. Выяснилось, что Дзидра Артуровна ведет очень скромный образ жизни, терпеть не может «звездной» тусовки, избегает всяческих интервью.


В последние годы жизни Дзидра Артуровна редко выходила на люди (давало знать о себе больное сердце), проводя дни в основном в окружении своих трех замечательных собак. Но когда она где-то появлялась, мужчины завороженно смотрели на нее.

В марте 2003 года, не дожив нескольких месяцев до своего 75-летия, одна из самых красивых актрис советского кино Дзидра Артуровна Ритенберг умерла. До последнего дня в ее комнате висела огромная фотография Евгения Урбанского — молодого, веселого и красивого. Смерть разлучила их в 1965 году, но еще 38 лет он как бы незримо присутствовал рядом с любимой женой.

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий