Как снимали фильм «Единственная дорога» (Okovani soferi)

Жанр: военный фильм, драма

В фильме снимались: Татьяна Сидоренко, Велько Мандич, Александр Аржиловский, Лев Дуров, Глеб Стриженов, Анатолий Кузнецов, Душан Яничиевич, Владимир Высоцкий, Владимир Пучков, Владимир Кашпур, Владимир (Владо) Попович, Драгомир ‘Гидра’ Боянич, Светлана Данильченко, Ирина Мирошниченко, Владислав Дворжецкий, Игорь Васильев, Сергей Яковлев, В. Попович, Игорь Класс, Борис Руднев, Николай Дупак, Геннадий Юхтин, Виктор Павлов, Иван Жеваго, Константин Забелин, Е. Крюков, Борис Битюков, М. Гришин, Н. Булинская
Режиссер: Владимир Павлович
Сценарист: Вадим Трунин
Оператор: Алексей Темерин
Композитор: Карэн Хачатурян
Художник: Георгий Турылёв
Премьера фильма состоялась: 10 января 1975 (Белград), 3 мая 1976 (Москва)

 Единственная дорога

Сюжет
События, о которых рассказывает фильм, происходят в течение трёх дней, с 23 по 25 апреля 1944 года в Югославии.
На обочине застыли немецко-фашистские танки и бронетранспортёры. У них кончилось горючее.

 Единственная дорога

На съёмках фильма «Единственная дорога»

Немецкое командование подготавливает автоколонну с горючим, которое нужно доставить к бронетехнике. Бо́льшая часть дороги, по которой должна пройти автоколонна, контролируется югославскими партизанами.
Действия партизан настолько усилились, что наивно было бы надеяться переправить без потерь через леса и безлюдные горные перевалы огромную колонну с бензином.

Чтобы хоть как-то обезопасить себя, гитлеровцы посадили за руль автомашин советских военнопленных. Они управляли машинами в наручниках, цепь от которых связывала их с охранником.
Задание отряда югославских партизан — остановить колонну, но ни в коем случае не ценой жизни русских пленных…

О съемках фильма

Некоторые сцены фильма снимали на склонах Карпат, а конкретнее, в Ужгородском районе, Закарпатской области. Съемки проходили в окрестностях сел Невицкое и Каменица, близ Ужгорода. В самом Ужгороде, съемки одного из эпизодов проходили на территории заброшенной военной казармы. Причем, чтобы на заднем плане не были видны современные постройки, задний план закрыли макетом исторического здания.

В качестве немецких автомобилей-бензовозов, были использованы бескапотные бензовозы «МАЗ», с переделанными решетками радиаторов. Помимо этого, в фильме задействованы советские бронетранспортеры БТР-152, начавшие выпускаться с 1950-го года, а также советские танки, которые для максимальной схожести с немецкими, обиты жестью и фанерой.

На самом деле машин, похожих на БТР-152, в Германии было всего 10 штук (SdKfz 247 Ausf.A, 1937 г. выпуска).


 Единственная дорога

Единственная дорога

О съёмках в фильме вспоминает Владимир Высоцкий

«Советско-югославская картина. Она называется «Окованные шофёры». Действие фильма происходит в 44-м году в Югославии. Там я играю одного из шофёров пленных, которых приковали к рулям и сообщили партизанам, что в бензовозах шоферами едут пленные. И партизаны не могут стрелять. Вот на этом действие фильма основано…

Владимир Высоцкий – В дорогу, живо!

…Сейчас я снялся в одной картине советско-югославской, которая называется «Единственная дорога». Это довольно интересная идея. Дело в том, что в 44-м году была такая история. Немецкий танковый парк в Югославии стоял без горючего. Мы сделали этот фильм как будто про сейчас. А на самом деле немцы посадили… Там шла колонна примерно из 200-300 гигантских бензовозов.

 Единственная дорога

Единственная дорога

И шофёры на этих машинах были русские пленные, которых немцы приковали цепью к плите на полу в этих бензовозах. И сообщили партизанам, что сидят русские шофёры. И партизаны не могут стрелять, потому что бензин загорится и будут гибнуть люди.

Я играю одного из этих окованных шоферов. Роль у меня совсем без слов, без единого слова, но зато с песнями. Я теперь, когда мне предлагают… Я одно время отказывался петь, а теперь думаю — а почему бы и нет, если есть такая трибуна с многочисленным зрителем. Я пою песни свои и играю небольшую роль, роль со смертью, чтобы так, дней пять отсняться, умереть, спеть и закончить.

Я под это дело съездил в Югославию. (Уточним сразу, что в Югославию Высоцкий ездил не просто «под это дело», а для записи песен к фильму).
Снимали мы в Черногории, в очень интересных местах.

 Единственная дорога

Единственная дорога

Народ очень любопытный. Они нас любят. Черногорцы, например, говорят, что «наша страна — до Владивостока». И Черногория в 1904-м году объявила войну Японии. Японцы долго искали на карте, где эта Черногория. А так как Черногория к тому времени только стала самостоятельным государством, то её на карте не было.

И они были в полном недоумении: что это за страна?! И до сих пор Черногория находится в состоянии войны с Японией. Значит, такая вот страна. Я написал там стихи о черногорцах, потому что мне лавры Пушкина не давали покоя. Он написал: «Что за племя черногорцев!..» Я теперь тоже написал про Черногорию стихи. Это не песня, а просто стихи. Они там будут напечатаны, в Титограде.»

Песня, не вошедшая в фильм: Владимир Высоцкий — Расстрел горного эха

После долгих дождей горная дорога, на которой кое-где попадались остатки поржавевшей брошенной техники, превратилась в рыжее месиво. На обочине застыли немецкие танки и бронетранспортеры. Кончился бензин, и они оказались прикованными к земле. Солдаты вылезли из люков. Они радовались неожиданной передышке. Некоторые даже скинули тяжелые автоматы на первую, только что пробившуюся траву — была ранняя весна 1944 года…

 Единственная дорога

Единственная дорога

Когда съемок не было, режиссер В. Павлович смог рассказать о фильме:

«В машину, за рулём которой сидел совсем ещё юный парнишка Алёша Воронков, залетела бабочка. Она билась о пыльное стекло кабины. Алёша хотел помочь ей вылететь в раскрытое окно. Но мешали наручники. Сидевший рядом немец Цоллерн расслабил цепь, и Алёша смог поймать и выпустить бабочку…

…Я надеюсь, что согревшая немного атмосферу теплота Цоллерна не сместит в нашей картине акцентов. В соседней кабине терпеливо молчавший солдат Солодов (В.Высоцкий) расплатился сполна за все издевательства со своим «телохранителем»».

 Единственная дорога

Единственная дорога

В окончательном варианте эпизода с бабочкой нет. Видимо, режиссёр посчитал его лишней, а вот эпизод с участием Высоцкого вошёл в картину целиком, а звучавшая в нём песня «В дорогу – живо! Или – в гроб ложись…» задала тон всей картине.

В картине есть сцена с участием Высоцкого, о которой никто не знает.

«Там была ещё одна сцена с ним – сцена похорон его героя, Солодова, – сказал мне Г.Юхтин. – Режиссёру хотелось, чтобы фоном был минарет. У нас в стране минаретов практически не было, а в Югославии были. И вот там Высоцкого несут… Его видно в профиль. Но видят это только те, кто знает, что он там был.
Съёмочных дней у Высоцкого явно было не очень много, но всё же приезжал он в Ужгород не на несколько часов, как это запомнилось Г.Юхтину. Однажды у меня состоялся разговор с Зинаидой Поповой, знавшей Высоцкого с юности. Встретились они и во время тех съёмок летом 1974-го.

 Единственная дорога

Единственная дорога

«Они с моим вторым мужем Игорем Васильевым снимались в советско-югославском фильме «Единственная дорога». Игорь очень хотел, чтобы я приехала туда, где они снимались, – просто отдохнуть и подышать воздухом. Это под Ужгородом место было.

Они с Володей меня встречали, и это была просто потрясающая встреча. Помню, Игорь бежит через рельсы, а рядом стоит РАФик. Я вытряхиваюсь с вещами из поезда, залезаю в этот РАФик – а там сидит наш Володя с гитарой и поёт мне: «Где твои семнадцать лет? – На Большом Каретном».

Какое-то время мы там жили. Там ещё была Марина Влади, но недолго – дня три-четыре, потом она улетела. Все завтракать садились за один стол. Обязательно были какие-то смешки, шутки, анекдоты. Было очень хорошо и весело».

 Единственная дорога

Единственная дорога

Таким образом, мы собрали все подробности работы Высоцкого над ролью и его жизни во время съёмок. Однако это только одна часть. Вторая часть – это песни для фильма. И здесь мы сталкиваемся с загадкой, ответа на которую у меня пока нет. В.Павлович очень хотел видеть Высоцкого в своём фильме – и не только как актёра, но и как исполнителя своих песен.

Для картины Высоцкий написал три песни. Помимо упомянутой выше «В дорогу – живо…», были написаны «Расстрел горного эха» и «Если где-то в чужой незнакомой ночи…» Все три песни были записаны с оркестром на «Филмски студио Титоград». Во время записи передачи Черногорского телевидения Высоцкий, предваряя исполнение «Расстрела горного эха», сказал: «А теперь я вам спою песню из фильма, ради которого я нахожусь здесь, в Югославии. Это фильм «Окованные шофёры», совместное производство «Мосфильма» и «Студии Титоград»».

Песня, не вошедшая в фильм: Владимир Высоцкий — Если где-то в глухой, неспокойной ночи…

Что-то произошло в самый последний момент, и две песни из картины вылетели. Но что именно? Никого из съёмочной группы уже нет в живых, но оставалась надежда на актёров. Владимир Пучков и Анатолий Кузнецов сразу признались, что их контакты с Высоцким во время съёмок были минимальны, и ответить на мой вопрос они не могут.

 Единственная дорога

Единственная дорога

Ирина Мирошниченко разговаривать отказалась, сказав, что хочет написать об этом сама. (Не совсем понятно, что она может написать, поскольку, кажется, плоховато помнит даже собственную роль. Однажды в телевизионной передаче, рассказывая о фильме, актриса сказала: «Одного из шоферов играл Владимир Высоцкий, а я играла то ли беженку, то ли партизанку».)

— По сценарному времяисчислению до победы оставался еще целый год. Но во всем, даже в самой нехватке горючего, видны пробоины в налаженном механизме немецкой военной машины, чувствовалось приближение конца войны. События, о которых рассказывает фильм, длились три дня, с 23 по 25 апреля, в Северной Италии. Более точный адрес дать невозможно: место действия менялось вместе с перевозящей бензин немецкой колонной.

В сценарии точно обозначено, сколько и каких машин было в колонне. И все-таки мы сами впервые ощутили размах в опасность предстоящей партизанам операции, когда увидели на экране, на общем, снятом с вертолета плане растянувшуюся без конца и без края вдоль извилистой дороги ленту горючего (а в каждой машине двенадцать тонн смерти).

 Единственная дорога

Единственная дорога

Фашисты были так предусмотрительны, что захватили с собой похоронный грузовик с крестами на случай внезапной смерти кого-нибудь из колонны. Расчет трезвый: действия югославских партизан настолько усилились, что наивно было бы надеяться переправить без потерь через леса и безлюдные горные перевалы огромную колонну бензина. Правда, того, что же самые дальновидные из немцев…

Задание отряда югославских партизан — остановить колонну, но ни в коем случае не ценой жизни русских пленных. Как же быть? Но получилось так, что русские и югославы действовали согласованно без встреч и тайной переписки. Связь без связи — высшее проявление единодушия. И те и другие знают, что не допустят, чтобы бензин попал на фронт, и ищут разумное решение, единственную дорогу к победе и к жизни.

Надо сказать, что немцы тоже не спешили заглянуть в глаза ангелам. Среди них были слепо убежденные фанатики-нацисты, например, начальник колонны Хольц (В. Дворжецкий). Он умная, хитрая и сильная личность. Даже по-своему благородная: его не волнует карьера. Он живет верой в идею великой Германии. Жизнь для него не имеет ценности, а бензин дороже людей.

 Единственная дорога

Единственная дорога

В нашем фильме не будет суперменов и героев на котурнах. Но не будет и карикатурных врагов. В машину, за рулем которой сидел совсем еще юный парнишка Алеша Воронков, залетела бабочка. Она билась о пыльное стекло кабины. Алеша хотел помочь ей вылететь в открытое окно. Но мешали наручники. Сидевший рядом немец Цоллерн расслабил цепь, и Алеша смог поймать в выпустить бабочку.

И потом, на протяжении оставшегося пути, до конца которого Алеше так и не удастся дойти, Цоллерн обращался с мальчиком не как с врагом или «пленным, а как с попавшим в беду парнем, которому он, к сожалению, ничем не мог помочь. Я не случайно остановился на этом маленьком эпизоде. Есть вещи, которые надо определить для себя с самого начала, а они, в свою очередь, определяют отношение ко всему, с чем сталкиваешься в ходе работы. Я верю в человека и в гуманизм, верю, что в человеке нельзя окончательно убить доброту, сочувствие, любовь — чувства, которые и делают его человеком.

 Единственная дорога

Единственная дорога

Мне могут возразить, что война — -это не бабочки на лужайке, а кровь и смерть. Она противоестественна и антигуманна по своей сути. Я не — забыл этого, как не могу забыть, что на войне был убит мой отец, что мать провела три года в Освенциме. Мне не надо напоминать о моих приятелях по двору, мальчишках, погибших в одну из первых бомбежек Белграда.

До сих пор вой любой сирены ассоциируется сразу же с воздушной тревогой — сигнал опасности был для меня нестерпимей, чем сами бомбежки: когда летят бомбы, думать некогда. В Югославии нет человека, который простил бы Крагуевац, город, в котором за один день фашисты расстреляли двенадцать тысяч человек (кстати, в этот день там погибли родные Драгомира Боянича, известного югославского актера, исполняющего роль кузнеца).

Я надеюсь, что согревшая немного атмосферу теплота Цоллерна не сместит в нашей картине акцентов. В соседней кабине терпеливо молчавший солдат Солодов (В. Высоцкий) расплатится сполна за все издевательства со своим «телохранителем».

Перед скованными русскими пленными стоял выбор: взорваться вместе с бензином или выжидать момента, когда можно будет выйти победителями с минимальным количеством жертв. Победить и остаться живыми — разве это не трудней, чем взлететь в воздух? Разве в этом не больше мужества, чем в фанатизме? Те же, кому пришлось умереть, погибли за жизнь, а не за смерть. И в память о них мы должны бороться за то, чтобы люди шли но единственной дороге жизни — дороге мира.

И. Полякова
«О съёмках фильма». Журнал «Советский экран» № 15, 1974 год

Источник

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий