История создания альбома «По волне моей памяти»

«По волне моей памяти»

Диск «По волне моей памяти» был записан на студии грамзаписи «Мелодия» звукорежиссером Николаем Данилиным. Это была чуть ли не первая из советских долгоиграющих пластинок с оригинальным концептуальным содержанием.

«По волне моей памяти»

«По волне моей памяти»


Альбом задумывался Тухмановым в 1974 году как единое концептуальное произведение, по духу напоминающее альбом Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band группы The Beatles 1967 года. Тухманов вспоминал, что записывался альбом в секретности, у него в домашней студии, и никто не знал, что должно было получиться в итоге. На худсовете музыка была представлена как классика, а стихи — как совершенство безобидной древней поэзии.

Для ЧССР часть тиража была выпущена с этикетками «Supraphon» — «Melodija» и укомплектована обложкой с названием «Na vlně mých vzpomínek».

Арт-роковые композиции на стихи известных поэтов различных стран, подобранные Татьяной Сашко, блестяще исполнили молодые талантливые вокалисты: Беликов («Аракс»), Мехрдадом Бади («Арсенал»), Владислав Андрианов («Лейся, песня!»), Людмила Барыкина («Надежда»), Игорь Иванов («Надежда»), Александр Барыкин («Самоцветы»). Музыкальное сопровождение было за Давидом Тухмановым (фортепиано, орган, синтезатор, электропиано), медной группой ансамбля «Мелодия» под управлением Георгия Гараняна, а также струнной группой Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио и телевидения.

Давид Тухманов 1977г

Давид Тухманов 1977г


Как утверждают специалисты, многие музыкальные фрагменты напоминали ранее известные западные композиции. Но ощущение гордости за то, что «и у нас тоже так умеют, если захотят», сделали этот диск по-настоящему культовым.

Пластинка обещала быть весьма необычной. Готовилась и записывалась она в строжайшей тайне. Никто кроме Тухманова и Сашко не знал, что в итоге должно получиться. Исполнители, участвовавшие в записи, записывали положенные им песни и о дальнейшей их судьбе ничего не ведали. Даже названия песен держалось в секрете.

Вот как вспоминает об этом Владислав Андрианов, в то время солист ВИА «Лейся, песня», записавший заглавную песню диска:
«Я был в Ростове на каникулах. Позвонил Адик:
-Можешь прилететь?
Через несколько часов я уже сидел у него дома. Мне дали нотную бумага, на ней строчка текста, сверху написано «Опус №40».Таня Сашко, первая жена Тухманова …, мне говорит:

Владислав Андрианов

Владислав Андрианов


-Ты должен ЭТО спеть так, чтобы тебя никто не узнал.
-Это как?
-Как хочешь, хоть на голову становись!
А техника исполнения этого «Опуса» и так самая сложнейшая. Помню, приехали в студию в половине пятого, а вышел я в два ночи! Мы же тогда ничего не знали о его планах — записали и записали. А пластинка стала революцией в советской музыке для того времени».

В новой работе был использован прежний принцип — цикл без какого-либо определенного сюжетного стержня, объединяемый эмоциональным и философским настроем. Но если пластинка «Как прекрасен мир» создавалась без заранее обдуманного плана — просто появился материал, к которому затем добирались, дописывались другие песни, — то литературная основа нового диска была уже определена заранее.

Стихи на этот раз принадлежали преимущественно не современным поэтам, а классикам (Сафо, ваганты, Гете, Мицкевич, Шелли, Верлен, Бодлер). Этот подбор из десяти стихотворений, определивший идейно-образную сторону сюиты, выполнила жена композитора — его друг и активный помощник Татьяна Сашко, ставшая, таким образом, продюсером диска, то есть человеком, определившим столь важную для любой пластинки ее внешнюю форму.

Игорь Иванов — Из вагантов


Что же составило эту поэтическую канву будущей музыки? Устами величайших лириков всех времен, от Сафо до Анны Ахматовой и кубинского поэта Николоса Гильена, в ней повествуется о круговороте жизни, о верности друзьям и красоте земной любви, о непреходящей ценности искусства — вечных, отстоявшихся во времени идеях.

Игорь Иванов

Игорь Иванов


Неожиданный прием: в четырех песнях из десяти автор заставляет звучать язык подлинника — «Доброй ночи» Шелли исполняется по-английски, «Сентиментальная прогулка» Верлена, «Сердце мое, сердце» Гете и «Посвящение в альбом» Мицкевича — по-французски и соответственно по-немецки и по-польски, наряду со строчками русского перевода.

Чего добился этим композитор? Ну, прежде всего — особенной достоверности интонационной палитры. Но в большинстве случаев он просто стремился сохранить поэтическую точность подлинника. Так, например, в русском переводе верленовской «Сентиментальной прогулки» одна из строк звучит следующим образом — Я шел, свою печаль Сопровождая.

Людмила Барыкина, ВИА «Надежда» — Смятение

В то время, как у поэта сказано буквально — Я шел прогулять мою боль. Что, конечно, имеет несколько другой, более жесткий привкус. Перевод смягчил, почти совсем снял этот оттенок душевного страдания.

«По волне моей памяти»

«По волне моей памяти»




Специального и подробного разбора заслуживает музыкальная сторона сюиты. В первую очередь здесь следует отметить отточенную стройность формы, ее «направленность» на слушателя. Так, первая вещь — «Я мысленно вхожу в Ваш кабинет» на стихи Волошина — это пролог к последующим событиям, обращение к теням великих.

В этой части сюиты демонстрирует свою работу инструментальный ансамбль Тухманова (Б. Пивоваров — гитара, А. Фельдберг — бас-гитара, В. Плоткин — ударные, автор клавишные инструменты и духовая группа ансамбля «Мелодия»). Основное настроение — тревога, беспокойство, настороженность. Обратите внимание на такую деталь — в этом эпизоде дважды прозвучит целотонная гамма — своего рода «гамма Черномора» на современный лад. В дальнейшем она еще несколько раз встретится в песнях сюиты, и каждый раз будет сообщать им оттенок призрачности, тревожной таинственности…

Людмила Барыкина

Людмила Барыкина


Вторая песня сюиты («Из Сафо») и предпоследняя («Смятение» на стихи Анны Ахматовой) — это одна и та же мелодия, только по-иному оркестрованная. Обе эти песни создают эмоциональную арку, стержень формы. Но если «Из Сафо» — чистая лирика, немного экзотическая, восточная в своей пластике, то «Смятение» — кульминация целого, драматический гимн неразделенной любви.

После ахматовской песни следует симметричный начальному вступлению эпилог («Посвящение в альбом» на стихи Мицкевича). Внутри же «арии» из четырех названых песен расположены остальные шесть — шальные «Ваганты», две лирические баллады (песни на стихи Верлена и Бодлера), своеобразное драматическое ариозо («Доброй ночи» на стихи Шелли) и два скерцо (песни на стихи Гильена и Гете).

Мехрдад Бади, ВИА «Арсенал» — Я мысленно вхожу в Ваш кабинет

Обратите внимание на то, как точно и незаметно, едва уловимым «поворотом» оркестровки Тухманов каждый раз придает песне некоторую национальную характерность: звучание гитар, латиноамериканских ударных и флейты в песне на стихи Гильена, «бетховенские» симфонические выражения в гетевской песне или чисто польская ритмика мицкевичского «Посвящения»!

Мехрдад Бади

Мехрдад Бади


Если оркестровая сторона этой работы представляется бесспорной, то гораздо более дискуссионной выглядит сторона вокальная. Конечно, как и многое в этой сюите, пение здесь тоже экспериментальное: действительно, кто знает, как именно надо интонировать стихотворения Сафо, Верлена или Ахматовой, ведь все это — впервые! Не предъявляя молодым певцам, приглашенным композитором для записи этого альбома, слишком серьезных требований, констатируем лишь, что исполнение их в целом не выходит за рамки среднего профессионализма.

Разыскать Давида Федоровича Тухманова удалось в Израиле, в Иерусалиме, где живет его третья жена Любовь Викторовна. Она всегда берет трубку, а сам Давид Федорович целыми днями сидит за фортепиано. К телефону просто так подходить не будет, но для «РГ» сделал исключение.

Владислав Андрианов

Владислав Андрианов


— Как возникла идея пластинки «По волне моей памяти?».

— Это был мой второй альбом, где стихи отбирались самым тщательным образом. В первом альбоме «Как прекрасен этот мир» я уже использовал шедевры мировой классики. К сожалению, в альбом не вошла песня на слова китайского поэта Ду Фу — по политическим каким-то соображениям.

… — Ваш альбом «По волне моей памяти» стал культовым: до него у нас не выходило концептуальных, проникнутых единым настроением дисков. Как вам удалось его выпустить?

— В альбоме не было ничего диссидентского, просто пластинка не вписывалась в стандарты того времени. Идея принадлежала моей первой жене Татьяне Сашко — она подбирала стихи. В отношении текстов все было в порядке: Бодлера и Мицкевича никто не запрещал. Что до музыкальной части, то перед записью материал должен был пройти худсовет.

Сергей Беликов, ВИА «Аракс» — Сентиментальная прогулка


На прослушивании в студии фирмы «Мелодия» я сыграл песни в камерной манере, снизив до минимума роль барабанов и других рок-н-ролльных атрибутов. Когда приступили к записи, тоже старались не пускать посторонних. А когда показали уже записанное, нам и впрямь повезло: комиссия была настроена либерально. Но больше всего нам повезло, что выход диска совпал со становлением нового поколения. А уже вслед за молодежью пластинку приняла зрелая интеллигенция…

«По волне моей памяти»

«По волне моей памяти»

— Говорят, что главная заслуга в отборе действительно великолепных текстов ко второму альбому принадлежит вашей первой жене Татьяне Сашко
— Трудно теперь установить, кто сказал «а». Мы работали вместе.

Александр Лерман

Александр Лерман


— Не возникало ли проблем с цензурой?
— Я опасался, что будет запрещено все, что связано с эстрадой. Но мне удалось художественный совет ввести в заблуждение. Я сказал, что это будет классическое исполнение — и спел под классику. Потом ритм был изменен.

— Как вы объясняете фурор, вызванный альбомом «По волне моей памяти»?

— Новое поколение хотело слушать новые песни, а их не было. На нашей эстраде был вакуум, застой. Я не рассчитывал на такой успех, для меня он был неожиданным.

Рецензия на конверте альбома:

Новая пластинка Давида Тухманова — «По волне моей памяти» содержит ряд вокальных и инструментальных номеров, связанных общим замыслом, стремлением к открытому лирическому высказыванию. Композитор обратился к выдающимся образцам мировой классической поэзии и создал своего рода лирическую сюиту, в которой голоса поэтов разных эпох и стран соединились со звучанием современной песни.

Тщательно отобранные стихотворения получили у Тухманова свежее музыкальное воплощение. Существенное внимание композитор уделяет мелодии. Изысканная по рисунку, она рельефно очерчивает образы. Опираясь на песенные и танцевальные формы, автор трактует их свободно, придаёт им несколько необычные черты.

Стремясь к большей интонационной выразительности, композитор в ряде случаев сохраняет язык оригинала, что даёт возможность передать неповторимые поэтические особенности подлинника, прелесть его звучания. Мелодии предстают в изобретательной аранжировке, своеобразную красочность которой придаёт широкое использование средств и способов современной звукозаписи.
(Александр Бузовкин)

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий