Иосиф Хейфиц о 30-летии фильма «Большая семья»

Жанр: драма, экранизация
Лирическая киноповесть.
По мотивам романа В.Кочетова «Журбины».
О трех поколениях семьи потомственных мастеров-судостроителей. Самым сложным характером наделен Алексей: ушел из семьи, сменил профессию, потерял любимую девушку и нашел в себе силы для того, чтобы вернуть свое счастье…
В фильме снимались:Сергей Лукьянов, Борис Андреев, Вера Кузнецова, Алексей Баталов, Ия Арепина, Сергей Курилов, Вадим Медведев, Борис Битюков, Клара Лучко, Екатерина Савинова, Николай Сергеев, Елена Добронравова, Павел Кадочников, Лариса Кронберг, Николай Гриценко, Борис Коковкин
Режиссер: Иосиф Хейфиц
Сценаристы: Иосиф Хейфиц, Сократ Кара-Дэмур, Всеволод Кочетов
Оператор: Сергей Иванов
Композитор: Венедикт Пушков
Художники: Виктор Савостин, Виктор Волин
Премьера фильма состоялась 5 ноября 1954

Большая семья



Меня радует, что спустя три десятилетия после выхода на экраны мой фильм остался в памяти. Жизнь фильма, к сожалению, коротка. Тридцать лет—это уже долголетие.

Большая семья

Большая семья

Идут годы меняются взгляды, вкусы, сама жизнь человеческого духа, а пленка остаётся. Она запечатлела чувства, страсти, характеры людей раз и навсегда. Фильм нейтрален по отношению к восприятию зрительного зала. Он не испытывает на себе «обратной связи», а именно эта связь животворна и не дает стареть.

Поэтому театральный спектакль долговечнее фильма и каждый вечер живет по-другому.
Фильм живет дольше, если его современность не сиюминутная. Широта охвата, глубина мысли, чувство перспективы—вот что продлевает его век.

Большая семья

Большая семья

Тридцать лет «Большой семьи» — радостный срок. Может быть, потому так завидна его судьба, что мы старались вслед за романом В. Кочетова «Журбины» впервые в послевоенные годы возможно глубже раскрыть тему рабочего класса.

Показать то новое, что ворвалось вместе с технической революцией в его личные и трудовые связи.

Большая семья потомственных кораблестроителей с ее прочными традициями оказалась наиболее емкой средой, где тесным образом сплелись все «линии жизни». Фильм на практике, всей своей образной тканью доказал нерасторжимую связь труде и быта, завода и семьи, закономерность противоречивого единства поколений.

Для всех нас работа над картиной была прекрасным уроком. Несомненно, что фильм тесно связан со славными традициями так называемой «ленинградской школы» тридцатых годов создавшей в свое время знаменитый «Встречный».



Мы старались гармонично сочетать в своей работе широкий производственный и социальный «фон» с личными судьбами героев, житейскую простоту отношений и пафос, драматизм и жизнеутверждающий юмор. Все это давало хороший, выразительный материал для актера. В работе над фильмом по—новому раскрылись многие актерские индивидуальности.

Большая семья

Большая семья

Меня и поныне радует яркий и радостный дебют Алексея Баталова. Его Алеша Журбин на многие годы утвердился как совершенно новый, свободный от штампа «вихрастым комсомольцем» тип рабочего парня шестидесятых годов. Не могу забыть талантливую работу Бориса Андреева, Сергея Лукьянова, Николая Гриценко, Павла Кадочникова, Николая Сергеева и других наших замечательных актеров.

Характеры созданные ими одна из причин долголетия «Большой семьи». Ведь не сюжеты и не формальные приемы остаются жить в памяти, а судьбы и характеры.

Большая семья

Большая семья

О том, что составляет сердцевину фильма, о его «сверхзадаче», лучше не надеяться на память (все же тридцать лет прошло), а обратиться к записям и дневникам тех лет. Достаю из своего архива общие тетради, перечитываю не без трепета.

«…Сверхзадача фильма, мне кажется, яснее всего выражена в словах Ильи Журбина: «Жить, засучив рукава!» Кратко и образно. Пройти с Борисом Андреевым его роль: где и как этот девиз выразится в действии».

«..-Чем больше думаю над сценарием, тем яснее: помимо индивидуальных черт и особенностей существует нечто общее, так сказать, «журбинский характер» в этой семье. На многих языках «семья» и «фамилия» —— синонимы. Но эта семейка не только фамилией объединена, не только родственными связями, кухней и застольем, а чем-то большим…»

«…Беседовал долго со старыми рабочими Балтийского завода. Какие удивительные старики! Они не столько со мной беседовали, сколько друг с другом. Вспоминали про жизнь, ворчали и спорили. И я понял: эти люди, строящие корабли, сопрягают с каждым из них целый жизненный этап. Не годами и десятилетиями измеряют они жизнь, а кораблями — от закладки до спуска на воду.

Эти люди встают и ложатся спать с мыслью о кораблях. Корабли снятся им по ночам, но корабли—не фетиш, это флот социализма, оружие мира и дружбы между народами. Отсюда «вещественный» патриотизм семьи Журбиных. Как это важно для «подтекста» всех их высказываний, споров, претензий…»


Труд для этих людей (старики этому учат молодых с младых ногтей)-это не служба, не причина для получения зарплаты, а призвание, долг, привычка, наслаждение и даже страсть. Именно страсть к труду. Как это объясняет многое в их поведении, спорах, даже капризах иной раз-…»

Большая семья

Большая семья

«…Для старого потомственного рабочего-разметчика Матвея Журбина любое бездействие и даже «почетная должность» без стапеля—горе! Отсюда его неукротимое стремление в любых условиях найти себе место, не есть даром хлеб, наперекор возрасту и слабеющему зрению.

В этом один из источников «живучести» всей семьи, ее природный (а не казённый») оптимизм, долготерпение и готовность к самопожертвованию. Таков он патриотизм Журбиных, не словесный, не пафосный, а сам собою разумеющийся, естественный. как дыхание!»

«…Не забывать (это пронизывает все), что страсть к труду и сам труд — все «без шума и треска», как естественная жизненная цель. Это их внутренний ритм, закон поведения, особая грация их труда…»

«…Еще о «журбинском характере»: Надо провести через все ощущение гордости, чувство собственного достоинства, идущего не от родовой знатности дворян не от денежной власти буржуа, а от сознания того, что корабли, все материальные ценности, служащие человеку, дело твоих рук».

Большая семья

Большая семья

«…В сценах семейных неурядиц, в столкновениях на стапеле, в горячих спорах за рабочим столом, в тех кусках, где дело доходит до подзатыльников, есть кажущиеся элементы сварливости, в особенности у Ильи Журбина да и других. На всем этом, однако, другие краски. Это совсем не скандалы в мещанских семьях, не свары в коммунальных квартирах, не «амбиции» закоренелых индивидуалистов.

В этих спорах и «скандалах» — ощущение своей силы, вера в правоту главного дела жизни. В то, что рабочий класс «всему голова» — такова классовая основа «журбинского характера».

Большая семья

Большая семья

Вот некоторые из мыслей, владевших нами в те годы. Это в силу своих возможностей мы и стремились отобразить в каждом «атоме» фильма, в его интонации, в его стиле.

Что мне ярче всего запомнилось в истории создания фильма? Его первый просмотр. Не забуду слез на глазах очень искушенных зрителей. Да чего греха таить, и у нас самих. А ведь не печальная музыка звучала, а марш духового оркестра, бодрый марш. Не сцены разлуки или смерти мелькали на экране, а патетический акт спуска корабля на воду, праздник. одним словом! Торжество!

Что же трогало людей в тот памятный вечер? Огромный пафос финальной сцены, сверкнувшее на носовой части корабля имя старого, полуслепого рабочего, построившего вместе с другими этот гигантский корабль уходящий в океан на долгую, долгую жизнь. Названный так, он стал памятником труду славной династии Журбиных.

Секрет такого зрительского волнения я думаю, в том, что пафос сцены был подготовлен всем ходом фильма, заработан, «выстраивая», если хотите всей жизнью этих замечательных людей. Сочувствие и гордость за людей—акт внутренней, душевной сопричастности с происходящим.

Ленинград. Журнал «Советский экран» 1985г №6

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий