Как снимали фильм «Торпедоносцы»

Жанр: военный фильм, драма
В фильме снимались: Родион Нахапетов, Алексей Жарков, Андрей Болтнев, Станислав Садальский, Татьяна Кравченко, Вера Глаголева, Надежда Лукашевич, Александр Сирин, Юрий Кузнецов, Юрий Дуванов, Всеволод Шиловский, Александр Филиппенко, Владимир Баранов, Евгений Артемьев, Митя Михайлов, Сергей Бехтерев, Сергей Внуков, Эдуард Володарский
Режиссер: Семен Аранович
Сценаристы: Алексей Герман, Светлана Кармалита
Оператор: Владимир Ильин
Композитор: Александр Кнайфель
Художник: Исаак Каплан
Премьера: август 1983
Награды:Приз и диплом за лучший фильм на военно-патриотическую тему, диплом оператору (В.Ильин) ВКФ-84 в Киеве;
Серебряная медаль имени А.П.Довженко (1984, удостоены автор сценария С.Кармалита, режиссер С.Аранович, оператор В.Ильин, художник И.Каплан, актеры Р.Нахапетов, А.Жарков).
 "Торпедоносцы"

Четвертый год Великой Отечественной войны. Это время действия картины. Место действия — Заполярье. Там доблестно сражались летчики нашей морской авиации, точнее, Гвардейский минно-торпедный авиационный полк Краснознаменного Северного флота. Будни торпедоносцев — так можно вкратце обозначить содержание фильма.

Режиссер картины Торпедоносцы Семен Аранович на съемках сцены затопления фашистами гражданского транспорта с театром лилипутов,

Режиссер картины Торпедоносцы Семен Аранович на съемках сцены затопления фашистами гражданского транспорта с театром лилипутов,

Семен Аранович мечтал снять картину о морской авиации, потому что для него она — часть собственной биографии. Правда, воевать ему не довелось, но в течение пяти лет после окончания Высшего военно-морского минно-торпедного училища он летал штурманом в Заполярье, узнал людей, работавших там, познакомился с традициями, бережно сохраняемыми морскими летчиками.

Торпедоносцы летали на машинах «Ил-4». А такой самолет в единственном экземпляре был только на пьедестале перед Музеем авиации Северного флота в Мурманске. Самолет, который «занят» в картине, энтузиасты и сотрудники музея отыскали в тундре, он был подбит в результате прямого попадания в кабину. Машину отремонтировали в краткие сроки, поставили двигатель, остальное оборудование, — словом, возродили к жизни «ветерана» боев.

На съёмках фильма "Торпедоносцы"

На съёмках фильма «Торпедоносцы»

Торпедные атаки снимались в натуре. Причем делали это «под хронику», чтобы создавалось ощущение документальности происходившего. При монтаже в фильм вошли и подлинные кадры, снятые в годы войны. Первую атаку оператор показал намеренно очень длительной (она идет на экране почти семь минут), чтобы зрители четче «ощутили» героев, поняли, что есть «быт войны». Очень важно было воссоздать время и атмосферу, в которой жили и работали торпедоносцы. Большое значение отводилось музыкальному строю фильма, в него включены мелодии, популярные в сороковые годы. Они ненавязчиво присутствуют в киноленте постоянно.

Из кинофильма «Торпедоносцы» — главная тема»



На съёмках фильма "Торпедоносцы"

На съёмках фильма «Торпедоносцы»


Герои фильма «Торпедоносцы» ни разу не сказали слов «сражение», «бой». Они говорят: «работа». И черта в их жизни пролегла совсем иначе, чем там, на Большой земле. Потому что нет для них разделения на тыл и фронт: всё — тыл, и всё — фронт. И перемен в жизни почти не произошло: как жили, так и живут. Кроме одной: поднимаясь в воздух, как обычно, они не знают, вернутся ли назад.

А в остальном всё по-прежнему. Даже лексикон вполне мирный, не переменился. И, узнав о гибели экипажа Плотникова, строгий бритоголовый генерал (А. Филиппенко) скажет фразу совсем обыденную, но оттого ещё более горькую: «Баня есть. Парикмахерскую открыли. Театр какой отгрохали. Кажется, живи и радуйся. А счастья — нет».

Белобров возвращается из госпиталя в надежде на счастье, на встречу с любимой — Настей, но Настя изменила ему, вышла замуж за другого — майора Плотникова. Настя хотела счастья, но майор Плотников погибает. Кругом — «но», расставленные войной.

На съёмках фильма "Торпедоносцы"

На съёмках фильма «Торпедоносцы»

Родион Нахапетов играет, будто гася таящуюся где-то в глубине души его героя стихию отчаяния. Белобров, прекрасно понимающий, что его чувство к Насте обречено на несвободу, всё-таки пытается внести в своё смятение какой-то лад, он пробует как-то объясниться с Настей, заведомо зная бессмысленность каких-либо объяснений…

С таким же сложным, хотя и качественно другим чувством нежности, изнутри подтачиваемой тревогой и сомнением, рассказана авторами история инженера Гаврилова. К нему из детского дома возвращается сын. Раз десять белоголовый малыш, картавя, но не без гордости, произнесёт своё имя «Игорь Гаврилов», с достоинством принимая в дар плитки шоколада.

Торпедоносцы

Торпедоносцы

Но и здесь автор вовремя предостерегает нас от умиления, уничтожая какую бы то ни было сентиментальность жестковатыми нотами: ребёнок по ночам ворует тушёнку, он не помнит никого из гавриловской родни, и Гаврилов-старший, боясь сам себе в этом признаться, уже начинает сомневаться: а он, этот пацан, его ли сын?

Но вот драматическая сдержанность сменяется простодушной иронией: на экране ведут задушевную беседу старшина-«орденоносец» Черепец (А. Жарков) и Маруся-повариха (Т. Кравченко). Он: «Если вслушаться в сухой язык цифр, то становится наглядно ясно, кто летает, а кто так, по аэродромам треплется…» Она: «Вам эта стрижка не идёт, вы в ней на арбуз похожи».

Торпедоносцы

Торпедоносцы

Несмелое чувство бьётся за этими нескладными словами, не умея себя выразить: лишь позже, в сцене прощания, незадолго до того, как одному из них — Черепцу — суждено будет сгореть в воздухе, а другой — Марусе — погибнуть вместе с потопленным фашистской подводной лодкой транспортным судном, лишь в эту минуту мы услышим резкое, сбивающееся на кашель Марусино рыдание.

Режиссер Семен Аранович привнес в игровое кино из документального внимание к детали, точность и цепкость взгляда, чисто документалистскую любовь к подробности. И здесь не упускает ничего.

Торпедоносцы

Торпедоносцы

Гибель Белоброва и его экипажа снята с жестоким реализмом, разрастающимся до символа. Точное попадание снаряда — и в окровавленную маску превратилось лицо наводчика. Спокойное, чуть удивленное лицо мёртвого Саши Белоброва, руки, продолжающие держать штурвал. Горит самолет. Горит Саша. Разверзшаяся холодная пучина моря — серого, пустынного, жуткого. Летят в эту пучину обломки сгоревшего самолёта, и, живым факелом, — Черепец на парашюте.

А потом — долго-долго много-много фотографий. На молчащем экране, не спеша, сменяют друг друга лица людей в форме морской авиации. Суровые и смеющиеся, совсем юные и постарше. Нет ни закадрового текста, ни комментирующей надписи, ни музыки. Мы даже не знаем, все ли это погибшие, или кто-то из них уцелел. Потому что здесь они равны — живые и мертвые.

P.S.
Баштырков, Андрей Андреевич (1914 — 14.01.1943) — летчик-разведчик и торпедоносец, Герой Советского Союза (1943, посмертно), капитан. Участник Великой Отечественной войны с первого дня. С 1942 г. воевал в составе 24 мтап ВВС СФ. Совершил 107 боевых вылетов (66 ночью). 14 января 1943 г. при атаке немецкого конвоя его «Хемпден» был подбит, но Баштырков не свернул с курса и торпедировал транспорт.

После этого самолет упал в море. Навечно зачислен в списки воинской части. А. А. Баштырков послужил прообразом одного из главных героев к/ф «Торпедоносцы». Вместе с ним погибли штурман сержант В. Н. Гаврилов, стрелок-радист старшина М. В. Кузьмин и стрелок краснофлотец Н. А. Шпунтов.

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий