Матлюба Алимова

Матлюба Алимова родилась и выросла в Андижане. По национальности — она наполовину узбечка (со стороны папы). Что же касается мамы, то с ее слов: «В маминой же крови намешано столько! И грузины, и русские, и поляки, и немцы…»

Матлюба Алимова

В 1978 году Матлюба окончила актерский факультет ВГИКа. Там она училась у выдающегося актера Алексея Баталова. Об этом человеке Алимова и по сей день отзывается у глубочайшим уважением: «Баталов до сих пор остается для меня эталоном личности. А знаете, как он нас выпускал на сцену? Вот стоишь, волнуешься перед выходом и только соберешься выйти в нужный момент, как он берет за плечи и шепчет: «Стой, стой, стой…», а потом тихонько подтолкнет ладонями: «Пошла!..» После этого, поверьте, уже ничто не страшно».

Сразу же после окончания ВГИКа состоялся дебют Матлюбы Алимовой в кино. ЕЕ первой ролью стала страстная Лаура в телесериале «Маленькие трагедии», поставленном Михаилом Швейцером по произведениям А.С. Пушкина. В первой же своей картине Матлюбе посчастливилось играть вместе с такими грандами отечественного кино, как Иннокентий Смоктуновский, Наталья Белохвостикова, Николай Бурляев, Владимир Высоцкий, Сергей Юрский…


Матлюба Алимова

Вслед за «Маленькими трагедиями» Алимову пригласили на роль гордой и дикой цыганки Насти в сериал «Цыган» ( Как создавался фильм). Эта картина принесла актрисе всесоюзную славу. Алимова настолько органично вошла в эту роль, что все зрители поверили в ее цыганские корни. Да что там зрители! Сами цыгане признали ее своей! Матлюба Фархатовна рассказывает: «До сих пор во всех аэропортах цыгане подходят и сразу начинают говорить со мной по-цыгански. Ну, понятное дело, я их сразу останавливаю: «А теперь по-русски, пожалуйста». А вообще, я им очень благодарна за то, что они назвали меня своей. Так и сказали: «Настя, ты наша!» Я не буду вдаваться в особенности цыганских взаимоотношений, но, поверьте, такие слова дорогого стоят. Подобное говорят далеко не каждому».

Позже, в 1985 году Матлюба Алимова вновь сыграла роль Насти в продолжении «Цыгана» — «Возвращение Будулая».

В 80-е годы Матлюба Алимова снималась в кино немало. Среди этих работ были и главные, и эпизодические роли. Наиболее известной является ее коварная Ирина — царица византийская из исторического сказа Геннадия Васильева «Василий Буслаев».

Матлюба Алимова

В 90-е годы Алимова отошла от кинематографа. Среди ее последних работ — роль в социальной притче грузинского режиссера Левана Закарейшвили «Они» (1992). Чуть позже вышла картина Рижской киностудии «Изобретатель фараона», где Алимова сыграла египетскую царицу Амасу. Кроме того, она снялась в одной турецкой картине.

С середины 90-х Матлюба Алимова в кино не снимается. На вопрос «почему?», она отвечает: «Можно было, конечно, сниматься, а нужно ли? Кто-то говорит, что нужно играть все, что предлагают, однако я так не считаю. Наверное, здесь срабатывает баталовская школа. Я абсолютно спокойно отношусь к тому, что живу вне мира кино. Возможно, я даже остыла к этой профессии. Хотя … с киношниками по-прежнему связей не рву…»

Из интервью: «Московский Комсомолец» 29.04.2009

— Зачем из Москвы, где у вас были театр и кино, в девяностых вы уехали в Ташкент?

— Ехала и не думала, что отрежу себя от «большого мира». Тогда была единая страна. И без разницы, где жить: в Риге, Ташкенте или Владивостоке. Я все равно с творческими встречами по всем городам колесила. Никто ж не думал, что Союз развалится. Первый раз почувствовала, что его нет, когда поехала в Рим. И мы там с итальянцами разговаривали. «Я из Советского Союза», — объясняю. «Экс-Совьет Юнион», — отвечают они. И это каменное слово «экс» мне в душу упало. Потом все покатилось по наклонной. Кино в России перестали снимать.

Матлюба Алимова

— Вам же за границей предлагали работать. Почему не остались?

— Я в иностранном кино разочаровалась. У нас душевные отношения в съемочной группе всегда были. А там тихонько, гаденько друг про друга говорят. Грызутся и подглядывают, у кого сколько денег. За кадром некоторые актеры мне откровенно хамили. Я не люблю, когда орут режиссеры… И еще я увидела, как они снимают. Весьма посредственные артисты, по сравнению с которыми наши — все гении поголовно, отбираются за симпатичную внешность. Выходит, и актером-то не нужно быть — все решает монтаж. Это было глубокое разочарование. Я приехала, сказала: самое лучшее кино — у нас, самые лучшие актеры — у нас, самые лучшие мужики — у нас.


— В Узбекистане кино сейчас снимают?

— Да что там снимают! Я на Ташкентскую студию лишний раз не захожу, чтоб не расстраиваться. Все разворовано, никому ничего не надо. Зато фотографии фильмов повесили с советских времен. Приходишь как в колумбарий. И понимаешь, что ничего больше не будет. Печально.

Матлюба Алимова

— Когда Союз развалился, вам туго пришлось?

— Сначала все катилось по инерции. У меня еще пять картин в 1996—1997 годах было. Ездила в Ригу, в Свердловск, в Грузию. Потом кино зависло, и я занялась реставрацией старинных вышивок и ковров. Зарабатывала неплохие деньги, при этом делала любимое дело. Мне нравится из бесформенной тряпки создавать что-то прекрасное.

— Был момент душевного перелома? Из-за отсутствия съемок? Из-за одиночества?

— Главный душевный кризис грянул, когда четыре года назад в Москву вернулась. Добавила к старым переживаниям новые. Москва изменилась, стала жестче, она меня придавила. Я будто с разбегу наткнулась на бетонную стену. Долго приходила в себя. Перед поездкой была иллюзия, что жизнь изменится к лучшему. Но все оказалось не так-то просто. Зато теперь я рядом с близкими людьми: у меня в столице живет сестра, а в Твери — мама.

Матлюба Алимова

— Что вас поддерживало в минуты отчаяния?

— Я, слава Богу, верующий человек. И верю не только во Всевышнего, но и в простых людей. Убедилась в их искренности и любви. Это не дает падать духом. А когда в Бога веруешь, даже чудеса случаются. И ты вдруг из полнейшей «чернухи» восстаешь. Как птица феникс.

— Старые знакомства возобновили? Пробовали предлагать себя в картины, в сериалы?

— Я со всеми и по сей день в хороших отношениях. Но сейчас такое время, что каждый сам за себя. «Братская солидарность» уже кончилась. Мне кажется, что я «не в формате» сегодняшнего кино. Была парочка хороших сериалов, где предлагали главные роли, но они пока «зависли». И еще одно напрягает — творчество все же должно быть творчеством. У нас раньше не было такого понятия «время — деньги». У меня такое ощущение, что сейчас все для всех потеряло значение. Любовь, совесть, профессионализм… И чем ты наглее, тем удачливей. Поэтому иногда ничего не хочется, никаких проектов. Видела много картин, согрели только «Дикое поле», «9 рота», «Остров». А все остальное — клюква.

Матлюба Алимова

— Как вы в «Тараса Бульбу» попали?

— Владимир Бортко пригласил. Он меня еще по «Маленьким трагедиям» помнит. Даже пробы не делал. «Костюм сидит хорошо, — говорит, — иди снимайся». Играю татарку — служанку панночки. Ролька небольшая, всего несколько фраз. Бортко сначала смутился: «Как же я тебе это предложу? Там же и делать-то нечего». Потом говорит: «Почему нечего? Сейчас придумаем!»

— Всенародная любовь к вам цыган до сих пор жива?

— Была с ними куча историй. Но цыгане ж такие — ни на чем долго не задерживаются. Сегодня здесь, завтра там. Поэтому их любовь всерьез воспринимать нельзя. Первое время они меня преследовали: в аэропортах, на вокзалах. Постоянно оглядывалась по сторонам: нет ли рядом табора какого?

Матлюба Алимова

— С Кларой Лучко общались после фильма?

— Немного. Я все время моталась по стране. И потом, на экране мы соперницы. Видимо, в отношениях это тоже было. Со временем я сделала такой вывод, а поначалу не замечала.

— А Михаила Волонтира давно видели? Он же серьезно болен?

— С ним все в порядке сейчас. Да, был болен серьезно. И, честно говоря, я из-за этого ехать к нему в Бельцы боялась. Думала, увижу такого старичка с палочкой… Но Михаил выглядит молодцом, у него в Бельцах свой театр есть. И ничуть он не постарел. Идет по улице в шляпе, спина прямая, сразу видно — Будулай. В прошлом году мы с одним телеканалом у него в гостях были. Причем идею передачи мне толком не объяснили. Оказалось на месте, что я должна была уговорить Михаила с ними общаться. Стало ужасно неловко, он ко мне вышел, обрадовался. Поговорили, но телевизионщиков в дом Михаил так и не пустил. Сняли они только общие планы.


Матлюба Алимова

— Расскажете о личном. Поклонников у вас наверняка хватает!

— Хватает. Но личное у меня тоже «зависло». Не знаю почему: то ли в силу возраста, то ли жизненной неопределенности. Да и у кого она есть, личная жизнь нормальная? Я, наверное, еще зануда слегка. И, несмотря на то что очень просто устроена, весь мой вид этого не обещает. Так что мужчины побаиваются. А сама я завоевывать никого не хочу: прошло то время. У меня нет детей, но это не мое решение. Так уж вышло. Я в принципе из-за этого не огорчаюсь. У племянника, которому 32 года, родилась дочка. Сейчас ей год и два месяца. Такое солнышко! Так что я не одинока. У нас большая семья: сестры обе домохозяйки. У старшей 10 детей — три мальчика и семь девочек. Я ей говорю: «Зухра, ты всех за меня родила, так что я могу отдыхать…».

Матлюба Алимова

— Но вы ж замужем были за однокурсником!

— Это так давно — я уже и не помню. У меня есть хорошее свойство: вычеркивать из жизни все плохое и ненужное. Он не однокурсник, он на режиссерском факультете учился. Мурат Ахметов. У нас была взаимная и сумасшедшая страсть. Но он меня серьезно обидел, а потому после развода мы не общаемся…

— У вас были проблемы с российским гражданством. Получили его?

— Парадокс, но до сих пор нет. Устала уже по «конторам» ходить. Когда в очередной кабинет дверь открываю, вижу существо женского пола, которое думает: как бы всему этому хода не дать? И начинает из меня кровь пить. А у меня терпения не хватает, рычу, ухожу. Меня парализуют эти бумажные дела бесконечные. Стоишь с протянутой рукой — как милостыню просишь. Один знакомый адвокат обнадежил: «Ничего, Путину напишем, вам персональное исключение сделают, имеете право!»

— На улице не останавливают из-за отсутствия гражданства?

— Вначале останавливали. Регистрацию проверяли, паспорт просили показать. На самом деле иногда просто убедиться хотели: я или не я. В гостинице «Россия» случай как-то был. Подошел гражданин в штатском, взял под руку и повел куда-то в подвалы. «Ребята, вы ошиблись, я не проститутка», — говорю. Один раз меня в «обезьянник» посадили. Так плакала! Оказалось, это сержант просто меня хотел начальнику показать. А ребята не разобрались, начали меня обыскивать, сумку отбирать… Испугалась. Потом извинялись всем отделением, говорили, что по-дурацки поступили.

— Пока съемок немного, чем вы занимаетесь в Москве?

— Сценарий сейчас пишу. О любви. Не об отношениях между мужчиной и женщиной, а о Любви в глобальном понимании. Как сути человеческого существования.

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий