Борис Андреев — 100 лет со дня рождения

Борис Федорович Андреев родился в Саратове 9 февраля 1915 года, в рабочей семье. Детские и юношеские годы будущего актера прошли в приволжском городке Аткарск.

После семилетки Борис Андреев стал работать слесарем-электормонтером на комбайновом заводе. Тогда же он начал заниматься в заводском драмкружке. Заметивший его успехи И.Слонов предложил ему поступить в Саратовский театральный техникум, который Борис Андреев успешно окончил в 1937 году.

В 1936-1939 — актер Саратовского драматического театра имени К.Маркса, затем — Театра-студии киноактера в Москве.

В кино — с 1939 года. Снялся в более 50-ти фильмах, читал закадровые тексты к документальным фильмам, озвучивал анимацию.

Борис Андреев

Дебютировал в кино ролью Назара Думы в фильме Ивана Пырьева «Трактористы» (История создания фильма), где актер не затерялся среди уже известных артистов. Потом была роль Харитона Балуна в «Большой жизни» (1 — я серия — 1940 г., 2 — я — 1958 г.). В образах современников, внешне грубоватых простых, не знающего компромиссов парней, Андреев раскрывал душевную широту русского характера.

В 1943 году, вышел легендарный фильм «Два бойца» (История создания фильма). Он был снят в разгар Великой Отечественной Войны, и был явно предназначен поднимать дух бойцов и мирного населения. Рассказ о дружбе Аркадия Дзюбина (Марк Бернес), неунывающего, лихого и бедового парня из Одессы, и Саши Свинцова — «Саши с Уралмаша» в исполнении Бориса Андреева преисполнен юмором, добротой, таким пониманием солдатской жизни, что картина пользовалась успехом долгие годы.

Во время войны вышло еще несколько фильмов с участием Андреева — «Малахов курган», «Я — черноморец» — где Борис Федорович играл отважных и мужественных советских солдат.

В 1954 году на экраны вышел фильм Иосифа Хейфица«Большая семья» (Иосиф Хейфиц о 30-летии фильма). Этот фильм, как бы делился на две половины. Главный герой первой — строящийся корабль. А люди важны лишь в той степени, в которой имеют отношение к его рождению.

Многословные разговоры о заклепках и болтах, освященные сталинским портретом (небольших, впрочем, размеров) составляют основное содержание этой части. И вдруг, где-то к середине ленты начинают происходить немыслимые в тогдашнем кино вещи. Производственный процесс отходит на задний план, а люди не просто начинают жить нормальной жизнью, но и задумываются над вопросами, которых для героев советского кино не существовало двадцать лет.



Появляются полнокровные характеры. Борис Андреев, четыре года назад представший железобетонным Алексеем Ивановым из «Падения Берлина», играет главу среднего поколения Журбиных, живого человека, органически чуждого всяческой показухе.

Его поведение явно выламывается за рамки схемы «положительный потомственный пролетарий». Что же касается сцены, в которой Иван Журбин отчитывает сына, возгордившегося после первой производственной удачи, то с нее можно начинать отсчет послевоенного социально-критического кинематографа СССР и Восточной Европы.

Борис Андреев

Иван со своим старым другом приходят на квартиру передовика и принимаются всячески ерничать над возгордившимся парнем и, что самое удивительное, над барабанным трепом из радиоприемника. С точки зрения нормативной эстетики, сцена эта криминальна вдвойне.

Во-первых, осмеянию подвергнута слава рабочего. А во-вторых, проявлено неверие в объективность истины, излагаемой средствами информации, Но главной заслугой было то, что на экран вернулись простые и вечные человеческие чувства — любовь, семья, дети. Не случайно этот фильм заслужил в те годы всенародное признание.

В 1956 году Борис Андреев снялся в главной роли в сказке «Илья Муромец». «Илья Муромец» — фильм во многих отношениях этапный. Он был первым советским широкоэкранным фильмом. К тому же, это один из самых масштабных отечественных фильмов, попавший в Книгу рекордов Гиннесса: на съемках, в частности, были задействованы 11 тысяч лошадей.

Немало доселе невиданного (и по сию пору непревзойденного) принес он и в области грима, трюковых съемок, спецэффектов. В этом фильме Андреев создал образ настоящего русского богатыря, меняющего плуг на меч, что бы противостоять злу.

На съемках «Ильи Муромца» с Борисом Федоровичем произошел забавный случай. На съемочную площадку пришел здоровенный милиционер, долго разглядывал Андреева, затем покачал головой и сказал: «Нет, не то… Слабак. А еще Муромца играешь. Я, брат, пожалуй, поздоровее тебя буду…» Андреев молча поднялся, обхватил милиционера поперек туловища и с размаху забросил в море.

Назавтра в местной газете появился фельетон о распоясавшемся артисте, который «топит в море милиционеров». Андреев прочитал пасквиль, страшно рассердился и дал зарок больше не появляться в Ялте. Слова своего он не нарушил, и много лет спустя, уже пожилым человеком прибыв с туристическим теплоходом в Ялту, на берег так и не сошел.

Борис Андреев

Борис Андреев

В 1960-е Борис Андреев перешел на возрастные роли. Проникнуто эмоциональной насыщенностью исполнение Андреевым ролей Баукина в «Жестокости» (История создания фильма) (1959) и угрюмого боцмана Росомахи в фильме Г. Данелия «Путь к причалу» (1962). Крупнейшей работой артиста в кино стала роль командира морского отряда по кличке Вожак в фильме С. Самсонова «Оптимистическая трагедия» (1963) по одноименной пьесе Вс.Вишневского. За исполнение этой роли Вожака актер был удостоен Государственной премии.

В начале 70-х годов Борис Федорович дебютировал в качестве звукорежиссера в фильме «Вандербуль бежит за горизонт». А к концу 70-х он полностью переключается на звукорежиссерскую работу. Последнюю роль актер сыграл в фильме «Предисловие к битве» (1982).

Одним из ближайших друзей Андреева был актер Петр Алейников. Перед смертью тот признался, что хотел бы, что бы его похоронили на Новодевичьем кладбище. Однако власти отказали, мотивируя тем, что на Новодевичьем хоронят лишь народных артистов.

Тогда Борис Андреев, надел все множество своих регалий и отправился к тогдашнему хозяину Москвы Промыслову. Но никакие доводы заслуженного артиста не помогли.

Тогда Андреев, отбросив церемонии, опустил на вельможный стол свою огромную кулачину: «А я помру — меня куда снесут?» — «Вот вам по всем статьям положено Новодевичье!» — «Значит, так, — прогремел Андреев, — официально требую: положите Петьку в мою могилу на Новодевичьем! А меня уж — хоть под забором!..»

И добился-таки: лежит Алейников на элитарном кладбище! А андреевской могилы там нет: его схоронили на Ваганьковском…


Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий