История создания фильма «Спартак» (Spartacus) Стэнли Кубрика

Жанр: биография, исторический фильм, мелодрама, приключения, экранизация
По роману Говарда Фаста.
Легендарная история о восстании рабов под предводительством бесстрашного и могучего гладиатора Спартака. Он был рабом из Фракии. Его сила и стать привлекли внимание владельца школы гладиаторов Лентула, и вскоре Спартак отправился за новым хозяином в Капую. Он одерживает победы в боях. Но хочет только одного – свободы. И однажды вместе с товарищами по несчастью Спартак бежит из своей темницы. Гладиаторы разбивают военный лагерь и принимают в свою армию беглых рабов. Вскоре об их набегах на дома богатых римлян узнают в Сенате. Армии Спартака объявляют войну солдаты Юлия Цезаря.
В фильме снимались: Кирк Дуглас, Лоуренс Оливье, Джин Симмонс, Чарлз Лаутон, Питер Устинов, Джон Гэвин, Нина Фох, Джон Айрленд, Джон Долл, Чарльз Макгроу, Тони Кёртис, Пол Ламберт, Джоанна Барнс, Харольд Стоун, Вуди Строуд, Питер Брокко, Роберт Дж. Уилки, Ник Деннис, Джон Хойт, Фредерик Уорлок, Херберт Лом
Премьера состоялась: 6 октября 1960 (Нью-Йорк), 6 февраля 1967 (Москва)

Награды
Оскар (1961 год)
Награда: Лучшая мужская роль второго плана (Питер Устинов)
Награда: Лучшая работа оператора (цветные фильмы)
Награда: Лучшая работа художника (цветные фильмы)
Награда: Лучшая работа костюмера (цветные фильмы)
Номинация: Лучший монтаж
Номинация: Лучший саундтрек для драматических/комедийных картин
Золотой глобус (1961 год)
Награда: Лучший фильм (драма)
Номинация: Лучшая мужская роль (драма) (Лоуренс Оливье)
Номинация: Лучший режиссер (Стэнли Кубрик)
Номинация: Лучшая мужская роль второго плана (Вуди Строуд)
Номинация: Лучшая мужская роль второго плана (Питер Устинов)
Британская академия (1961 год)
Номинация: Лучший фильм

«Спартак» — фильм великого режиссёра Стэнли Кубрика, который описывает борьбу за свободу. Эта борьба не только за свободу слова или действия — это так же борьба за своботу чувств, а именно — любви. Режиссёр решил показать Спартака в этом мировом шедевре кинематографа не как могущественного полководца, а как обычного воина («Я обычный человек, как и все»), сражающегося за свою идею, идею справедливости и равенства.

На съёмках фильма «Спартак»

В фильме огромное количество зрелищных, красивых и, порой, шокирующих моментов. Сцены массовых рокировок Римских легионеров, сцена с тысячими умерших воинов на поле сражения, сопровождённая звуками плача ребёнка и финальная сцена аллеи, уставленной по-бокам распятыми борцами за свободу в языческой Италии — о многом говорят.

Для 1960 года данная картина выглядит просто великолепно: россыпь знаменитых актёров, великий режиссёр, грандиозные батальные сцены, хороший сюжет — всё это вместе пораждает шедевр.
Великолепную атмосферу того времени сумели передать актёры и работники съёмочной площадки. Конечно, есть расхождения между историей и сюжетом, но что только не сделаешь ради увеличения зрелищности. Мы простим и скажем спасибо за великую кинокартину.

На съёмках фильма «Спартак»

Сейчас, конечно, можно сказать, что фильм устарел, эффекты не выглядят умопомрачительно, но, господа, этот фильм снят пятьдесят лет назад, давайте всё же сделаем скидку на это, да и не в визуальных эффектах «изюминка»!
Так что не остаётся ничего, кроме как поставить

Пятидесятичетырёхлетний Энтони Манн не смог завершить съёмки этого постановочного боевика, а ведь вполне неплохо (в отместку?) вскоре реализует два похожих проекта, «Эль Сид» /1961/ и «Падение Римской империи» /1964/. Причиной послужил конфликт с Кирком Дугласом, исполнителем заглавной роли и продюсером, который, не найдя общего языка с опытным кинематографистом, призвал к сотрудничеству молодого, тридцатилетнего Стэнли Кубрика. Не иначе, как популярный актёр рассудил, что с размахом воспроизводимые исторические события посвящены всё тем же, извилистым «тропам славы»?

На съёмках фильма «Спартак»

Как бы то ни было, Дуглас не противодействовал Кубрику в стремлении сотворить «первую интеллектуальную эпопею», как, по воспоминаниям кинокритика Роджера Эберта, окрестили картину в момент выхода, подчёркивая отличие от прежних западных «фильмов-колоссов». К сожалению, из «созвездия» актёров Американская киноакадемия выделила лишь Питера Устинова, представшего в облике изворотливого Батиата, не отметив ни Лоуренса Оливье, исключительно убедительного в каждом жесте и произносимом Крассом слове, ни Чарльза Лотона, воплотившего напоследок удивительный образ престарелого эпикурейца и искушённого публичного политика.

Хотя в большей степени признания заслуживала режиссура или, как минимум, блистательный сценарий, тем более что Кирк рисковал репутацией, предложив сотрудничество (официально, с указанием в титрах фамилии) кинодраматургу Дугласу Трамбо, который, сам находясь в «чёрном списке», должен был адаптировать роман Говарда Фаста, опубликованный в 1951-м за собственный счёт и спровоцировавший обвинения писателя в антиамериканской деятельности. Это даже дало повод Джону Уэйну и Хедде Хоппер, принадлежавшим к т. н. правому крылу «фабрики грёз», публично, ещё до премьеры, обрушиться на авторов за «марксистскую пропаганду»! В таком контексте премии «Оскар» художникам и художникам по костюмам кажутся, скорее, утешительными, а опытный оператор Рассел Метти вообще счёл вручённую награду насмешкой, поскольку Кубрик (помимо того, что использовал часть материала, отснятого Манном) предпочитал лично выстраивать мизансцены и продумывать, не советуясь, движения камеры.

На съёмках фильма «Спартак»

Вольность трактовки биографии Спартака, о которой сохранились неполные сведения, простительна и даже закономерна, поскольку диктовалась стремлением не только драматизировать (в голливудской традиции — мелодраматизировать) Историю или придать действию максимально зрелищный характер. Хотя в фильме, обстоятельном, неторопливом по ритму, действительно наличествует несколько впечатляющих эпизодов, прежде всего — напряжённый гладиаторский поединок с Драбой и кульминационная батальная сцена, по праву отнесённая (даже в слегка усечённом виде, без натуралистичных деталей)к высшим достижениям тех лет.

Считается, что Спартак пал в бою весной 71-го года до н. э., во время генерального сражения с армией Красса, а вовсе не был распят вместе с шестью тысячами других повстанцев. Однако именно принципиальный (как всегда у режиссёра!) финал является философским итогом произведения, отличающегося удивительной идейно-художественной целостностью, в отличие от насыщенных туманными, как бы необязательными политическими аллюзиями «Багряницы» /1953/ Генри Костера и «Александра Великого» /1955/ Роберта Россена, довольно эклектичных по религиозному пафосу работ Сесиля Блаунта Де Милля и «Бен-Гура» /1959/ Уильяма Уайлера…

«Спартак»

Кубрик показывает рабов морально сильными и благородными (если не изначально, то — под воздействием вдохновляющих речей вождя), готовыми отдать жизнь за товарищей и семьи, тем самым предельно заостряя контраст с римской знатью, сочетающей неприятие инакомыслия с крайней степенью нравственной развращённости, духовного упадка.

Трамбо не стесняется проводить (правда, уже ретроспективно) параллели с позорной эпохой «маккартизма», исследуя механизм вызревания тоталитарных тенденций в высших кругах общества, истово старающихся сохранить свою элитарность. Причём недостойная жажда власти, которой одержим Марк Красс, лелеющий планы стать диктатором, ослабив влияние трибуна-демократа Гракха, тесно переплетена с низменными сексуальными инстинктами, проявляющимися не только в стремлении Марка обладать возлюбленной Спартака Варинией, но и в тайной страсти к рабу Антонию.

Отрывок из фильма «Спартак»


Мощное эпическое дыхание фильма, скрупулёзно (вплоть до галереи скульптур и дощечек, служащих фоном для вступительных титров!) воспроизведённая атмосфера не оттеняют анализа социально-политических механизмов, подводя к важной мысли о том, что восстание ускорило установление в Риме императорской формы правления: лишь сильное государство могло сохранить существующий общественный строй. Однако распятый на кресте Спартак не случайно вызывает ассоциацию с Иисусом Христом, причём библейская аллюзия не кажется декларативной, как в упомянутой «Багрянице».

Человек, отчаянно сопротивлявшийся языческой тирании Рима и, как говорится в закадровом тексте, опередивший время на две тысячи лет в стремлении свергнуть рабство, отказавшись, вопреки обыкновению, наречь себя «царём», слышит слова Варинии, что его сын будет жить свободным, достигнув того, что стало мечтой и делом жизни отца…

«Спартак»

Оригинальное визуальное решение (бросающийся в глаза контраст красных одеяний мятежных рабов и белых тог на облечённых властью римлянах) лишний раз свидетельствует о намерениях авторов создать не просто фильм о восстании, но произведение, революционное по духу, — о победе революции даже в том случае, когда она потерпела поражение. Мотив, близкий Фасту и Трамбо, прекрасно согласуется с воззрениями самого Кубрика, раз за разом пытавшегося проникнуть в тайну диалектической смены событий, в чём особенно преуспеет в поздних шедеврах.

Это в значительной степени послужило гарантией от неизбежного для подобных произведений устаревания, компенсируя уступки жёстким требованиям киноиндустрии в иных аспектах. Возможно, и огромный зрительский успех представленной, как вещала реклама, «истории раба, который бросил вызов Римской империи», собравшей в национальном прокате $30 млн. (третье место в сезоне), объясняется не в последнюю очередь актуальностью подтекста. Тем более в СССР, где в прокате 1967-го первую и вторую серию «Спартака» посмотрело соответственно 63 и 59 миллионов человек, а в 1984-м, благодаря повторному выпуску, аудитория увеличилась ещё на 28,2 миллиона. Кирк Дуглас же так и остался в благодарной зрительской памяти в образе непокорного, доброго, мудрого Спартака, затмившем его не менее выдающиеся актёрские работы у Винсента Миннелли, Уильяма Уайлера и того же Кубрика.

«Спартак»

Любопытно проследить за тем, какой урок был извлечён из «Спартака». Отдавая должное моде, крупнейшие американские режиссёры, начиная с того же Манна и вовсе не заканчивая Джоном Хьюстоном, Николасом Рэем, Джозефом Лео Манкевичем, всё-таки не проявляли, с размахом воспроизводя на экране полулегендарные события, особого энтузиазма, не углубляясь ни в психологию, ни в философско-политические изыскания.

Единомышленником Стэнли выступил разве что Дэвид Лин, хотя и обращавшийся (в частности, в «Лоуренсе Аравийском» /1962/) к не столь отдалённым эпохам, реконструируя хитросплетения жизни конкретного человека и… огромных империй. По иронии судьбы, подлинных последователей Кубрик — вне зависимости от прямого влияния «Спартака» — обрёл среди восточноевропейских режиссёров, у которых по-настоящему зрелищные батальные эпизоды не заслоняют актуальный подтекст. В Голливуде же опыт оказался по-настоящему востребован лишь несколько десятилетий спустя. Триумф «Гладиатора» /2000/ Ридли Скотта, поразившего публику отнюдь не только специальными эффектами и захватывающими трюками, возродил интерес к «пеплумам» на более серьёзном уровне, помимо прочего — вдохновив на создание двух новых произведений о Спартаке.

«Спартак»

Стэнли Кубрик взялся за постановку картины после того, как исполнитель главной роли Кирк Дуглас повздорил с режиссером Энтони Мэнном. По словам Питера Устинова, сцена на соляных копях была единственной, которую успел снять Мэнн.

Это единственный фильм Кубрика, который он не контролировал целиком. Энтони Мэнн был уволен после первой недели съемок, и Кирк Даглас пригласил Кубрика. В 1991 году фильм был восстановлен с вставками, которые не вошли в ленту 1967 года. Так как Оливье уже умер, озвучена его роль в этих местах была Энтони Хопкинсом.

От постановки отказался Дэвид Лин, а Лоренс Оливье не захотел совмещать актерские и режиссерские функции.
Будучи сопродюсером фильма, Кирк Дуглас сумел настоять на том, чтобы к работе над картиной были привлечены находившиеся в то время в «черном списке» кинодраматург Далтон Трамбо и актер Питер Брокко.
Кубрику не был предоставлен контроль над сценарием, который он считал «глупым морализаторством». С тех пор Кубрик полностью контролировал производство своих картин.

«Спартак»

Из 167 дней, потребовавшихся Кубрику для съемок фильма, шесть недель ушло на постановку масштабных боевых сцен, в которых 8500 статистов воссоздавали сражения между римскими войсками и армией Спартака.
От роли Варинии отказались Ингрид Бергман, Жанна Моро, Эльза Мартинелли и Джин Симмонс. В итоге ее должна была сыграть Сабина Бетманн, однако, когда Кубрик пришел в проект, он уволил эту актрису и вновь пригласил Симмонс, которая на сей раз приняла его предложение.

Сценарист Далтон Трамбо хотел, чтобы роль пирата была отдана Орсону Уэллсу. Но ее в итоге исполнил Герберт Лом.
Чтобы привлечь звезд на роли второго плана, Кирк Дуглас давал им разные варианты сценария, в которых образы их героев выглядели наиболее предпочтительно.

«Спартак»

По слухам, Тони Кертис, уставший от долгих и изматывающих съемок, спросил Джин Симмонс: «С кем нужно переспать, чтобы убраться с этой картины?». На это Симмонс ему ответила: «Когда узнаешь, дай мне знать».
Оператор Расселл Метти покинул съемки, жалуясь на то, что Кубрик не дает ему работать. Когда же Метти все-таки вернулся на съемочную площадку, Кубрик продолжал на него давить, да еще взял на себя большую часть операторской работы. Метти был этим очень недоволен и даже хотел, чтобы его имя изъяли из титров.

«Спартак»

В фильме Спартак был рабом с рождения. На самом деле он служил во вспомогательных войсках римской армии, дезертировал, но был пойман и продан в рабство. Об этом было известно Стэнли Кубрику, но он счёл такой сюжетный поворот недостаточно героическим.
Юлий Цезарь не командовал гарнизоном Рима, и в принципе не мог командовать, так как на момент событий фильма в Риме попросту не было гарнизона.
В реальности Красс не горел желанием преследовать армию Спартака. Считается, что решающее сражение началось с попытки рабов заманить римлян в ловушку. Кроме того, Красс фактически выиграл битву в одиночку — роль Помпея ограничилась уничтожением 5000 бежавших с поля боя рабов.

События сцены «Я — Спартак!», как и всех последующих, являются выдумкой сценаристов и не имеют под собой исторического основания: большинство источников сходится в том, что Спартак погиб в бою.
На самом деле Спартак был лишь одним из руководителей восставших рабов, а не единоличным лидером, как показано в фильме.

Фильм был повторно выпущен в советский прокат в 1984 году, и его посмотрели по 28,2 млн. зрителей на серию при тираже 1171 копия. Общее количество проданных билетов на «Спартак» в СССР составило (с учётом двух серий) 178,4 млн. Даже при средней цене в пределах 30 коп. кассовые сборы фильма в советском прокате могли исчисляться суммой 53,5 млн. рублей, что по тогдашнему официальному валютному курсу равнялось бы $86,3 млн.
Фильм занимает по итогам первого выпуска в советский кинопрокат 5-е место по посещаемости среди зарубежных лент.

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий