Владислав Стржельчик

Владислав Стржельчик родился 31 января 1921 года в Петрограде, куда его отец Игнатий Петрович, выходец из Польши, попал после Первой мировой войны. Отец, будучи человеком верующим, тайно ходил в костел и всю жизнь очень боялся, что его арестуют. Владислав Стржельчик был поздним ребенком, рос обыкновенным шалопаем, обожал сладости, учился средне и уже в школе мечтал о театре. Он поступил в театральную студию при Большом драматическом театре, но война прервала его учебу.

Владислав Стржельчик

Всю Отечественную Владислав Стржельчик был на фронте, вначале — в действующей армии, потом — в военном ансамбле. Часто актер вспоминал голод и холод тех дней. Тогда свой паек он умудрялся привозить родителям, пока они жили в блокадном городе. Добирался до Ленинграда за 30 километров — то на попутках, то пешком, нередко попадая под обстрел.

Этого ужаса голода актер не мог забыть никогда. Видимо, поэтому у него выработалась привычка набивать холодильник продуктами: покупал все обязательно впрок и в огромных количествах.

После войны в 1947 году Владислав Стржельчик окончил школу-студию при Ленинградском Большом драматическом театре, где его наставниками были Андрей Дикий и Борис Бабочкин, знаменитый исполнитель роли Чапаева. И с 1948 стал актером Ленинградского БДТ им. Максима Горького, сегодня — им. Г. Товстоногова.

Владислав Стржельчик

В БДТ Владислав Стржельчик дебютировал в роли Клавдио в спектакле «Много шума из ничего», после чего следовал амплуа героя-любовника в других спектаклях.

Люди, измученные войной и блокадой и восстанавливающие разрушенный город, как дети воспринимали иную, фантастическую жизнь, где веселье бьет фонтаном, и где нет места суровой действительности. Солидная публика ходила в Александринку, на «Стариков», а в БДТ валом валила молодежь, в основном женского пола, на обольстительного Стржельчика.

Так первый успех и известность пришли к актеру: критика отметила его Грекова в спектакле «Враги». Затем был целый ряд ролей в костюмных пьесах: в «Девушке с кувшином», в «Слуге двух господ», в «Разоблаченном чудотворце». В работе Владислав Стржельчик был педант, как и в жизни. Он не мог позволить себе опоздать на репетицию, ужасно гневался, когда кто-то приходил или с недоученной ролью, или забывал реплики, или неточно следовал режиссерскому рисунку.

Отношение к делу, для него священному, неизменно оставалось скрупулезно-педантичным. Он всегда был в форме, всегда в голосе — профессионал не может позволить себе посадить голос, выпить накануне спектакля. Актер переходил от легковесных ролей героев-любовников к действительно драматическим характерам — Райского в «Обрыве», Цыганова в «Варварах», Кулыгина в «Трех сестрах»…

Владислав Стржельчик

Каждая из этих ролей стала своеобразной ступенью к глубокому постижению и раскрытию образа Соломона Грегори в пьесе Миллера «Цена». Даже самые суровые критики Стржельчика относят эту роль к шедеврам, к вершине его творчества.

Образ 90-летнего старика оказался настолько богатым по фактуре и философскому содержанию, что ему была уготована долгая жизнь на сцене БДТ, целых четверть века.

Менялись партнеры Владислава Игнатьевича — блистательные Басилашвили и Ивченко, но именно на нем спектакль держался и неизменно шел с огромным успехом. Стржельчик любил и умел шутить.

На сцене это наиболее ярко проявилось, пожалуй, в «Хануме». Грузинский князь Вано Пантиашвили в исполнении Владислава Игнатьевича буквально искрился неповторимым, тонким юмором, которым были пронизаны чуть ли не каждое слово и жест артиста. С ним было невероятно легко коллегам на сцене.

Стржельчик был из тех актеров, кто строго подчинялся логике. Ольга Андровская говорила, что артисты должны на сцене взаимодействовать по принципу «петелька-крючочек».

Владислав Игнатьевич был фантастическим партнером, чувствовал партнера, шел от него. В спектакле «Этот пылко влюбленный» с Алисой Фрейндлих все строилось на блистательном партнерстве. Что они выделывали на сцене! Хотя они — очень разные индивидуальности, но они дружили, Стржельчик был даже крестным Алисиного внука.

Владислав Стржельчик

Ломая стереотипы зрительского восприятия, режиссеры от спектакля к спектаклю открывали все новые и новые грани дарования артиста. Ролей у Владислава Стржельчика в кино немало, роли настоящие, в которых для актера важны были личность, стереоскопия, объем.

Разные краски, разные характеры. Ни об одном не скажешь, что он для Владислава Стржельчика случаен. Роль Ковалевского в фильме «Адъютант его превосходительства» (История создания фильма), например, по своему внутреннему наполнению, драматизму, психологической сложности.


И вообще трудно отдавать пальму творческого первенства ролям и жанрам, в которых выступал актер. Трагикомедия? — Яичница из «Женитьбы». Мюзикл? – «Соломенная шляпка» (Как снимали фильм), и «Ханума». Сатира, гротеск? — Бесноватый маньяк, атаман Дутов в фильме «Конец атамана», и римский правитель из «Визита вежливости». Бытовая драма? — Авантюрист Нарышкин, что разгуливал на руках по парапету Эйфелевой башни из «Короны Российской империи».

Владислав Стржельчик и Людмила Шувалова

Или, к примеру, Каретников в дилогии Евгения Ташкова «Преступление». Кое-кто из зрителей сомневался, а не «переиграл» ли здесь Владислав Стржельчик, не слишком ли обаятелен его герой — интеллигентный хапуга?

Нет, не переиграл. У него все продумано заранее, вычислено психологически и социально. Он и стремился к тому, чтобы Каретников внушал симпатию. Хотелось сказать: задумайтесь, чем он нам симпатичен и почему стал таким? Хотелось предупредить — это мы сами создаем «удобный климат» для таких вот Каретниковых.

Они расцветают на почве невзыскательности, ротозейства, короче, на наших недостатках… Пожалуй… Ведь пути заставить человека задуматься, разные. А есть общечеловеческие проблемы, которые живы всегда: добро, зло, долг, совесть, любовь… А вот фильм «Как Вас теперь называть?» ближе к публицистической манере изложения материала, он требовал от актера лаконизма и точности.

Только то, что необходимо для раскрытия главной темы, главного конфликта, ничего лишнего, ничего отвлекающего от предмета повествования. Замечательный человек, выдающийся авиаконструктор Андрей Николаевич Туполев в «Поэме о крыльях». Поразительный характер, масштабный, яркий. В этом человеке — и человек, и эпоха! Роль благодатная, но очень сложная…

Владислав Стржельчик

В «Адъютанте Его превосходительства» с его неторопливой манерой изложения есть выходы в личную жизнь героев, в их быт… И по своей форме это произведение камерное, несмотря на масштабность темы. Значит, оно и потребовало от актера иной стилистики, подробностей, деталей в характеристике героя. Таков закон жанра именно этого произведения.

И в нем нельзя играть так же, как, например, в «Войне и мире» (История создания фильма), где сам характер философски-обобщенный исключает необходимость подробностей бытовых и даже психологических. По театру о Владиславе Стржельчике ходили всякие сплетни, шушукались, что он не пропускает ни одной хорошенькой женщины.

Он был дамским угодником! Обожал женщин, обращался к ним не иначе как: «Солнце мое!» У каждой знакомой при встрече обязательно спрашивал, как дела, как дети. При этом сам был очень ревнивым человеком, прямо – таки собственником. Мое — и точка! А может быть мужчина и должен быть таким…? Но свою жену Людмилу он обожал.

Владислав Стржельчик

У Стржельчиков царили уют и педантичный порядок. Накрахмаленные салфеточки, шикарный фарфор, все подобрано по цветам… Им было дано, что называется, искусство жить — art de vivre. Они умели жить красиво.

Владислав Игнатьевич любил, чтобы нигде не было ни пылинки, и Людмила Павловна была фантастической хозяйкой: стекла блестели так, как будто их нет, зеркала сияли, в них можно было войти.

В Петербурге было много красивых домов, но дом Стржельчиков отличался тем, что там все было изысканно. Старинные вещи — все неслучайные, никакого хлама. Владислав Стржельчик очень любил природу и на выходные стремился туда обязательно вырваться. Девять лет семья Стржельчик ездили в настоящую первобытную глухомань: в Приозерском купили финский домик на берегу красивого озера, тогда там не было даже электричества.


Владислав Стржельчик

Приобрели себе хуторок и Ефим с Людмилой Черкасовы. Мужчины жарили шашлыки на берегу, ездили на рыбалку, ходили в лес за грибами, на катере гоняли по озеру. К сожалению, с хуторком пришлось расстаться — очень утомительная дорога.

Взяли участок поближе к городу, под Петергофом, в поселке Мартышкино. Стржельчики любили свою дачу: ухаживали за садом, косили траву, убирали листья.

Но шли годы: старели, стало трудно с домом справляться. Наконец с грустью решили, что надо переезжать на казенную дачу в Репино, где не будет таких забот. Однажды Владислав Стржельчик вдруг забыл на сцене кусок текста и даже не понял, что забыл. Это был четкий симптом болезни. Страшный диагноз-приговор — рак мозга. Сгорел Владислав Игнатьевич очень быстро. С момента начала болезни до его смерти прошло семь месяцев. Владиславу Стржельчику сделали тяжелейшую операцию, которая так и не принесла облегчения.

Уход актера из жизни был страшным, мучительным. В театре все в один голос говорили: «В это невозможно поверить! Кто угодно, только не Владик». Он был сама жизнь! Смерть и он совершенно не вязались друг с другом… Детей у Стржельчиков никогда не было.

Для Людмилы Павловны Владислав Игнатьевич составлял смысл ее жизни, в которой все подчинялось только его интересам. Есть люди, которые не могут после смерти близких жить дома — меняют квартиры, города. А Людмила Павловна не смогла привыкнуть к мысли, что мужа нет, не смогла оставить его город, его театр, его могилу…

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий