Юри Ярвет

Родился 18 июня 1919 года в Таллине. В 1941-1946 — танцовщик Таллинского рабочего театра, артист Эстонского государственного художественного ансамбля. Окончил Таллинский театральный институт (1949). В 1949-1951 — главный режиссер Южно-Эстонского театра, с 1952 — актер Эстонского театра имени В. Кингисеппа. В кино с 1955 года, первая роль — Роберт в фильме «Счастье Андруса». Автор сценария комедии «Случайная встреча» (1961, совместно с Ф. Кнорре).

«Кино – это вроде тренировки. Это постоянное желание оставаться в форме. Нет, неспроста в последнее время актёры театра всё чаще снимаются в кино».

В Эстонии нет киноактёров, есть актёры театра и кино.

Юри Ярвет в фильме «Король Лир»

Юри Ярвет считал себя театральным актёром, и он был абсолютно прав, потому что именно сцена принесла ему признание и любовь публики. Но известности за пределами своей республики он обязан кинематографу, хотя Юри Евгеньевич не так уж много и снимался, — ролей в кино что-то около тридцати. Много это или мало – сказать трудно, да это и не столь важно.

Куда важнее, какие это роли и что за фильмы, в которых он снимался. «Молочник из Мяэкюла», «Безумие», «Дикий капитан», «Индрек», «Школа господина Мауруса», «Мёртвый сезон» (История создания фильма), «Солярис», «Авария», «Комитет 19-ти», «Берега» («Дата Туташхиа») и, конечно же, «Король Лир» (История создания фильма) — роль, о которой мечтают многие актёры, но сыграть дано далеко не всем. Но и путь к королю Лиру был долгим и непростым, богатым находками, потерями и поисками вершины вершин.

«Да, я актёр театра и навсегда им останусь. Но каждый театральный актёр должен играть и в кино. Каждый! В кино видишь плоды своей работы».

Юри Ярвет в фильме «Король Лир»

Как большинство мальчишек, в юности Юри Ярвета интересовал спорт. Он с увлечением занимался гимнастикой, даже стал чемпионом Таллина. К театру прямого интереса вроде бы и не испытывал, но именно гимнастика связала Ярвета с театром. Однажды его увидели в спортивном зале хореографы и решили: он может танцевать!

Так в сороковых годах юный Юри был принят сначала в танцевальную группу Таллиннского рабочего театра, затем в Государственный ансамбль Эстонской ССР, а в конце концов он был включён в состав Государственного театра юного зрителя. Вначале в нём видели только танцора, но уже вскоре стали поручать небольшие роли. И всё же Ярвет не задержался в театре надолго. Поборов все сомнения, он поступил в Таллинский театральный институт.

Одновременно с учёбой Юрии Евгеньевич работал в отделе культуры редакции газеты «Рахва Хяэль» (Голос народа) и на Эстонском радио. После окончания института Ярвета оставили на Радио, несмотря на то, что весь его курс был направлен на работу в театр небольшого городка Выру в южной Эстонии. Вскоре, однако, и Ярвет отправился вслед за сокурсниками, чтобы там, на сцене провинциального театра, попробовать себя в качестве режиссёра. Некоторое время он даже значился главным режиссёром, и всё же это не было окончательно найденной дорогой, а скорее поисками своего места в искусстве.


Юри Ярвет в фильме «Авария»

«Думаю, всё дело в возрасте. В жизненном опыте. Когда мы молоды, мы любим джаз, стали старше – полюбили симфонию. Я, кажется, отношусь к числу тех, кого всё больше увлекает серьёзное искусство, дающее раздолье мыслям и пробуждающее глубокие чувства. И с каждым годом становлюсь всё более трагичным. Хотя «чистых трагиков», по-моему, не существует ни в жизни, ни на сцене. Актёр, осознающий себя только комиком или только трагиком, обкрадывает себя в своих творческих возможностях, обедняет свой талант. Играть надо всё. Если в последнее время я играл всё больше серьёзные роли, то обусловлено это ещё и тем, что в сокровищнице драматургии перевес имеют серьёзные художественные произведения».

Юри Ярвет вырос как актёр на сцене Государственного академического театра драмы имени Виктора Кингисеппа, который в начале пятидесятых годов был наиболее значимым театром в республике по количеству талантливых актёрских личностей. Сам Вольдемар Пансо, народный артист СССР, главный режиссёр театра говорил: «Взлёт Ярвета не был стремительным. Он рос упорно и последовательно, как северный можжевельник».

Юри Ярвет в фильме «Солярис»

Да, если сравнивать Ярвета с породой дерева, то больше всего он напоминал именно можжевельник: искривлённый, низкорослый, густой, крепкий, устойчивый и колючий. Но эта колючая шуба, тем не менее, очаровательна в своих удивительных оттенках и полутонах. Игра Ярвета пассивна, но точна. Он приносил с собой тишину. И хорошо, что он не провозгласил себя комическим актёром. Самым важным было то, что он чувствовал оборотную сторону космического. Он умел играть так, что в его смехе звенела грусть и трепетала боль.

«В театре тебе говорят: «Ах, как мило, ах, как хорошо!» — и ты веришь в это и думаешь, что так оно и есть. Чёрта с два! В кино не так. Там не может быть ничего поддельного. Крупный план не позволяет. Там всё как в жизни…».

Григорий Козинцев рассказывал, что он и не пробовал Юри Ярвета на роль короля Лира. Его ассистент Инна Григорьевна Мочалова работала с Ярветом на съёмках «Мёртвого сезона», и когда Юри Евгеньевич был в Ленинграде на гастролях, играя Клавдия в «Гамлете», она привела его к Козинцеву и предложила его кандидатуру на юродивого бродягу, прототипа бедного Тома.

Юри Ярвет

Юри Ярвет согласился исполнить эту роль, хотя размер её был крохотным. Не представляло трудностей и озвучивание: вместо текста – нечленораздельные выкрики. Но когда Козинцев спросил у артиста, кого бы он хотел сыграть в этом фильме, Ярвет тихим и спокойным голосом ответил: «Лира». Режиссёр посмотрел на него внимательно и заметил, что у Ярвета очень характерное лицо и необыкновенно ясные, светлые голубые глаза. И ещё Григорий Михайлович поймал себя на мысли, что Лир может (и, видимо, должен) говорить негромко и, конечно же, совершенно естественно, но «мысль и чувство должны звенеть стрелой в тумане…».

Это очень красивое сравнение – позже Козинцев писал о нём. И ещё о том, что он не обманулся в исполнителе роли Лира. Ярвет сыграл человека, который учится мыслить. И кем бы он ни был в прошлом, сам страдая в настоящем и видя страдания других, он становится человечнее. Вместо кажущейся значительности перед нами чистая, действительно большая человеческая душа. Таким сыграл короля Юри Ярвет, таким его хотел видеть Козинцев. Роль получила признание зрителя, а критики, как это и должно быть, возражали и спорили по поводу трактовки образа. В Тегеране на Международном фестивале 1971 года за исполнение роли Короля Лира Юри Евгеньевич Ярвет был назван лучшим актёром года.

Юри Ярвет в фильме «Филипп Траум»

«Мне нравятся умные режиссёры. Те, кто не начинает фразу со слов «мой» и «мне», а с «мы» и «нам». Режиссёр необходим актёру как единомышленник, соавтор роли. Счастлив тот актёр, который может сказать, что у него есть свой режиссёр. И не всегда это должен быть знаменитый режиссёр, актёру просто важно найти творческий контакт».

Режиссёр многим может (и обязан) помочь исполнителю. Но в одном он бессилен: подменить собой личность артиста. Эта личность вовсе не тождественна его человеческому существу. Случается и так, что две эти натуры почти что противоположны одна другой. Одно из главных качеств дарования Ярвета – духовная грация, и что бы он ни играл, даже самые грубые проявления, — всегда была ощутима высокая проба искусства.

Ярвет был прежде всего душевно интеллигентен. Дело не в числе прочитанных книг, это не решающий фактор: даже не зная грамоты, человек может обладать этим качеством. Диплом об окончании высшего учебного заведения не страхует от душевной невежественности, духовной грубости. Это природные, органические качества таланта; их можно развивать, но напрокат они не даются.

Для судьбы артиста важны не только роли, которые он уже сыграл, но и то, что каких-то других ролей он никогда не исполнял. Ярвет не набил себе руку на том, что приносит лёгкий успех. Он не клеил хилой бородки симпатичного, но придурковатого старичка – помесь шутовства и сентиментальности была чуждой его искусству; он не научился произносить пустые слова с важностью, между глубокомысленными затяжками папиросой, не овладел ремеслом отеплять схемы, шаблоны и стандарты.

«Вообще-то, каждое начало трудно. Потому что каждый новый образ схож с незнакомым человеком, о котором ничего не знаешь, и первое впечатление может оказаться обманчивым. И только постепенное узнавание поможет тебе найти собственное отношение к нему. Как писателю, представляю, трудно написать первую фразу, так и мне трудно сделать первые шаги в новой роли…»

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий