Тамара Дегтярева

Родилась 29 мая 1944 года в городе Калининград (ныне — Королёв) Московской области.

После окончания ГИТИСа в 1965 году была принята в труппу Московского театра юного зрителя, где работала в течении пяти лет до 1970 года.
С 1970 года — актриса театра «Современник».

Больше трех десятилетий минуло с той поры, но когда я слышу имя Тамары Дегтяревой, всякий раз перед глазами встает одно и то же видение: с горя­щими из-под челки глазами, огненной копной рос­кошных волос, вся — единый порыв, вся — устрем­ленность ввысь, буквально врывалась на подмост­ки Московского театра юного зрителя Джульетта, наша сверстница, обуреваемая не «плотской» стра­стью, а высоким стремлением к идеальной любви. Такой могла быть только эта, первая любовь, когда в пересечении взглядов вспыхивало прозрение: вот он, единственный, данный навсегда!..

Тамара Дегтярева в фильме «Встречи на рассвете»,

В моей жизни это была первая Джульетта (не считая балетной, совсем другим запомнившейся, хотя тоже — на всю жизнь). Потом было мно­го других, но Тамара Дегтярева в давнем спектак­ле Бориса Голубовского осталась в памяти именно теми чертами, что с годами и десятилетиями стали восприниматься как черты ее неповторимой (и да­леко не во всем востребованной) индивидуальнос­ти.

Джульетта Тамары Дегтяревой как-то на ред­кость точно совпадала с юношеским ощущением это­го образа, шекспировской трагедии вообще — ее вечности и современности, ее нужности и… смеш­но признаться! — узнаваемой или, скорее, страстно желаемой реальности. Да-да, реальности вот этой самой девочки, которая ради любви готова на жер­твы, на отказ от всего, чем жила до встречи с Ро­мео. Книжные мальчики и девочки (особенно — девочки) послевоенных годов рождения, мы имен­но так и воспринимали Любовь, ожидая ее прихо­да и готовя себя к нему как к некоему явлению высшего порядка, далеко не каждому даруемому…

Тамара Дегтярева

Странная это все-таки вещь — знаки того или иного поколения, но как много объясняется именно принадлежностью к определенным «десятилетиям рождения»! Совсем недавно во время экзамена по зарубежной литературе в одном из серьезных гума­нитарных учебных заведений Москвы студентка от­вечала на вопрос отчаявшегося профессора, пытав­шегося так или иначе, не мытьем, так катаньем, понять, читала ли его подопечная шекспировскую трагедию: почему Ромео вынужден был убежать из Вероны? «Но ведь он женился против воли роди­телей!» — возмутилась студентка столь бестактно сформулированному вопросу. «А Джульетта? Она-то тоже некоторым образом провинилась перед ро­дителями…» — вопросил несчастный педагог и ус­лышал в ответ: «Так Джульетта же не мужчина…»

Не берусь судить, насколько полно подобная точ­ка зрения характеризует сегодняшних юношей и де­вушек. Но твердо знаю: в Джульетте, какой сыгра­ла ее Тамара Дегтярева, в Ромео, каким сыграл его Юрий Кротенко, было то, что нынешним зрите­лям оказалось бы, наверное, не до конца внятным.

Тамара Дегтярева в фильме «Удивительные приключения Дениса Кораблева»

В них не было ни грана инфантилизма, но было глу­бокое чувство ответственности друг за друга, без кото­рого, в сущности, немыслима любовь. А значит — немыслима и трагедия…

Они были нашими современниками со всеми до­стоинствами и недостатками поколения, к которому принадлежали. И был в них порыв, страстность, ус­тремленность к своей цели — через любые прегра­ды, через любые испытания.


Черта, о которой сегодня, спустя несколько де­сятилетий, можно смело сказать как о самой, может быть, резко выраженной в актерском почерке Тама­ры Дегтяревой.
В Театр юного зрителя она пришла после окон­чания Высшего театрального училища им. М.С. Щеп­кина и почти сразу стала звездой. Редкая поста­новка Павла Хомского, бывшего тогда главным режиссером ТЮЗа, обходилась без легкой, порыви­стой, как-то по-особому определенно выражавшей свои личностные позиции Тамары Дегтяревой.

Она играла в замечательных спектаклях, которые мы, тогдашние подростки, смотрели по многу раз — в «Наташе» А. Галича, «Мужчине семнадцати лет» И. Дворецкого, «Убить пересмешника» Харпер Ли, «Варшавском набате» В. Коростылева, «Эй ты, здравствуй!» Г. Мамлина — и в каждую свою роль вносила частичку себя самой, юной девушки, вче­рашней школьницы, которая обращалась с подмос­тков к каждой из нас, внимавших актрисе с безус­ловным доверием.

Тамара Дегтярева в фильме «»Водитель автобуса»

Это доверие просто так не давалось — оно менее всего объяснялось детской банальной влюбленнос­тью в актрису или увлеченностью ее внешностью (что и сегодня вполне присуще подросткам, стара­тельно копирующим манеры, прическу, одежду сво­их кумиров). Дегтярева никогда не была кумиром в том смысле, который мы вкладываем сегодня в это довольно расплывчатое понятие. Она была одной из нас, она была своей. В этом, вероятно, и таился сек­рет той необыкновенной популярности, что сопут­ствовала актрисе все ее тюзовские годы.

Кумир — это во все времена предмет поклоне­ния, обожания. Тамара Дегтярева была на сцене личностью, поступки которой утверждали в пра­вильности собственных выводов, надежд, путей до­стижения цели, заставляли верить в то, что всего можно добиться, если ты обладаешь такими черта­ми, как благородство, цельность, одухотворенность. Она явилась нам личностью в том смысле, в каком каждый из нас хотел ею стать…

Может быть, и даже скорее всего, из дня нынеш­него эти слова и определения кажутся плакатно-ненужными, выброшенными ветром перемен из наше­го бытия. Но они сыграли свою роль в том, как мы взрослели и какими в конечном счете стали. И ни­чего здесь ни перетолковать, ни переменить все рав­но не удастся.

Сейчас, с дистанции времени, кажется, что Тама­ра Дегтярева работала удивительно «жадно»; роль следовала за ролью, ни малейшего перерыва между новыми спектаклями не было, а актриса все больше, все щедрее «выкладывалась», словно боясь, что не­что очень важное у пустится, пройдет мимо.

Тамара Дегтярёва в фильме «Вечный зов»


Спектакли, как правило, оцениваются критикой и публикой, уже перешагнувшей тот возрастной ба­рьер, когда эти проблемы имеют серьезное значе­ние. Мнение подростков чересчур мало значит, ибо оно имеет особенность растворяться в атмосфере того или иного спектакля. А ведь, если вдуматься, в каком-то смысле Тамара Дегтярева эту тему ис­следовала в большинстве своих работ того време­ни, потому что именно этим исследованием очень плодотворно и интересно занимался главный ре­жиссер ТЮЗа Павел Хомский.

Личностные черты актрисы во многом совпадали с подобными харак­терами — ломающимися, проходящими через бо­лезненный возрастной барьер, но и пытающимися выстроить собственную систему ценностей, мораль­ных критериев. С переформированием еще не окреп­шей души, с мучительными недетскими мыслями, приходящими всегда ко времени и не ко времени одновременно.

Прошли годы напряженной, в прямом смысле слова, «на разрыв аорты», работы. Но стало оче­видно, что Павел Хомский из театра уходит, даль­нейшая судьба ТЮЗа была непонятна, а в это вре­мя Тамару Дегтяреву пригласили в «Современник» на роль Валентины в пьесе М. Рощина «Валентин и Валентина».

Тамара Дегтярёва в фильме «Свет в окне»


Роль эту актриса так и не сыграла, но ее уход в «Современник» кажется далеко не случайным — так уж исторически сложилось в нашей стране, где ТЮЗы негласно считались театрами «второго сор­та», что артистам хотелось попробовать свои силы в знаменитом театре. Особенно если это легендар­ный «Современник», с превосходным репертуаром, с совершенно особенной репутацией, с изумитель­ной труппой, с уникальной во многом системой вза­имоотношений. К тому же (и это, вероятно, стало главным в решении актрисы) театр, чутко вслуши­вающийся в свое время, тонко различающий его го­лоса и оттенки. Театр, равный Правде. Театр, рож­денный протестом и стремлением к истине.

Приход Тамары Дегтяревой в «Современник» был естественным и закономерным. Сложно пред­ставить себе актрису, более, чем она, отвечающую понятию «современности» в те годы. Но почему-то сложилось так, что Дегтярева не стала в звездной труппе еще одной полноправной звездой. Плотно занятая в репертуаре, она может быть названа ско­рее актрисой, мастерски играющей роли второго плана.

Бессмысленно и бесполезно пытаться анализиро­вать ситуацию, искать правых и виноватых, отвечая на вопрос, почему талант Тамары Дегтяревой оказал­ся востребованным не настолько, насколько мог бы быть. Это ведь не только о ней можно сказать — о многих и многих, имя которым поистине легион. И, подобно булгаковскому Лагранжу, здесь не опре­делишь: «Что же явилось причиной этого? Что? Как записать?..» Скорее всего, Судьба.

Тамара Дегтярёва в фильме «Ищу человека»


Так или иначе, Тамара Дегтярева в «Совре­менник» пришла, работает здесь до сего дня и иг­рает довольно много, успешно. Но такого резо­нанса, как был в ТЮЗе, нет. И кажется почему-то, что и былой жадности к работе тоже нет. Впро­чем, может быть, прошедшие годы сказались и на темпераменте актрисы и, главным образом, на на­шем восприятии театра… Это тема особенная, дос­таточно болезненная, вскользь задевать ее не хо­чется, но проблема нынешнего нашего отноше­ния к театральному искусству, отношения во мно­гом потребительского, обремененного непомерной требовательностью — все более настоятельно тре­бует осмысления самого серьезного. И в частно­сти, когда речь заходит о той или иной актерской судьбе…

Одна из замечательных, на мой взгляд, ее ролей была сыграна в спектакле «Квартира Коломбины» по пьесе Л. Петрушевской. В своей героине по име­ни Бульди Дегтярева раскрывала те черты, что спу­стя несколько лет после премьеры «Квартиры Ко­ломбины» сложатся в четкий рисунок, точнее, ка­рикатуру новой русской дамочки, в одной из экзо­тических стран усвоившей странноватый лоск.

Тамаре Дегтяревой замечательно удалось тонкое, пародийное сочетание простонародности и той «утонченности», которая, наложившись на проис­хождение и привычный образ жизни, порождает истинное чудовище, упоенное собственной «исклю­чительностью». Актриса играла, как принято было некогда говорить, сочно — с отличающими ее ак­терскую индивидуальность страстностью, умением переживать каждую эмоцию на пределе возможно­стей, она буквально купалась в материале Людми­лы Петрушевской, дающей актерам удивительный простор.

Тамара Дегтярева


Эта артистка, как мне кажется, не изменилась в главном: она по-прежнему вся — порыв, страсть, устремленность к идеалу. Только вот понятие «идеа­ла» стало иным. Может быть, это и есть те пресло­вутые «ножницы», что мешают актрисе раскрыться в полной мере?..
Сегодня Тамара Дегтярева играет в своем «Современнике», преподает актерское мастерство во ВГИКе, но, думая о ее судьбе, не мо­гу отделаться от смутного ощущения неполноты, за­ставить себя так или иначе завершить эту попытку творческого портрета.

Актриса полна сил, энергии, в ней сохранились поразительная свежесть эмоций и столь же удивляющая страсть их проявления. Мо­жет быть, впереди у нее — та самая главная роль, в которой все нажитое, наработанное переплавится в большое содержание, достойное этого большого дарования? Ведь сегодня она репетирует Анну Кен­неди в «Марии Стюарт», которую ставит на сцене «Современника» известный литовский режиссер Римас Туминас.

Дай-то Бог… Ведь Тамара Дегтярева, умножив свое мастерство, развив природой данный талант, каким-то поразительным чудом сохранила очень важные, резко отличающие эту актрису от многих черты — уникальный темперамент и столь же уни­кальную страсть к подмосткам…

У 68-летней актрисы Тамары Дегтяревой, сыгравшей Агату в советском культовом фильме «Вечный зов» (История создания фильма), начались серьезные проблемы со здоровьем после ампутации ноги.
Проблемы со здоровьем у 68-летней актрисы начались после банального пореза пальца на правой ноге еще в 2012 году. Актриса сначала не придала этому значения, но когда на ноге началось воспаление — обратилась к медикам.
— У нее воспаление пошло по всей ноге, из-за того что кислород не поступал в закупоренные сосуды. Началась гангрена, и ногу пришлось ампутировать, — говорят медики.

Сама народная артистка старается держаться изо всех сил и не показывать своей боли. Однако каких-либо утешительных прогнозов врачи ей пока не дают.
— Пока у меня нет перспектив, — печально говорит Тамара Васильевна о своем тяжелом недуге. — Вот когда они появятся, я непременно вам об этом расскажу.
Сейчас доктора делают все возможное, чтобы избежать дальнейших нежелательных последствий, главное, по их словам, чтобы вновь не началась гангрена.

— Мне говорят врачи: «Верьте нам». И я верю, веру никогда не теряла, если бы ее не было, возможно, я бы и поехала в Германию и в Швецию, — говорит актриса. — Но пока еще для этого не созрела.

Тамаре Дегтяревой помогает сиделка, которую нанял ее родной театр «Современник».
— У меня язык не поворачивается ее назвать сиделкой, — признается Тамара Васильевна. — Она для меня — няня, подруга.
В «Современнике» Life News сообщили, что стараются оказать своей актрисе посильную помощь.
В Гильдии киноактеров также знают о беде народной артистки.

— Мы знаем, что у нее была операция (о первой операции. — Прим. ред.), — рассказали Life News в Гильдии. — Готовы оказать лекарственную помощь, но она к нам не обращалась.
Тяжелые больничные будни Тамары Васильевны скрашивают ее студенты (Дегтярева преподает актерское мастерство во ВГИКе), будущие артисты стараются почаще навещать своего педагога в больнице.

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Оставить комментарий