Как создавался фильм «Щит и меч»

Военный фильм, шпионский фильм, экранизация
Экранизация одноименного романа Вадима Кожевникова.
Киноэпопея из четырёх фильмов:
1 фильм — «Без права быть собой»; 2 фильм — «Приказано выжить…»; 3 фильм — «Обжалованию не подлежит»; 4 фильм — «Последний рубеж».

Герой фильма — советский разведчик Александр Белов, выехавший в сороковом году в Германию под именем немца-репатрианта Иоганна Вайса, к сорок четвертому достиг прочного положения в абвере, дослужился до чина обер-лейтенанта и переведен в Берлин, в службу СС. Из самых первых рук он будет получать ценнейшие сведения…
В фильме снимались: Станислав Любшин Алла Демидова, Хельга Гёринг, Людмила Чурсина, Олег Янковский, Николай Засухин, Алексей Глазырин, Юозас Будрайтис, Альгимантас Масюлис, Михаил Погоржельский, Софья Фадеева, Эрнст-Георг Швилль, Отмар Рихтер, Елена Добронравова, Николай Граббе, Георгий МартынюкВладимир Басов, Валентина Титова, Наталья Величко, Вацлав Дворжецкий, Кристина Лазар, Всеволод Сафонов, Валентин Смирнитский, Владимир Маренков, Игорь Ясулович, Сергей Папов, Войцех Дурьяш, Щепан Бачиньский, Курт Мюллер-Райцнер, Юрген Фрорип, Силард Банки, Жарко Пребил, Владимир Брабец, Георгий Яковлев, Константин Тыртов, Игорь Безяев, Анатолий Вербицкий, Лев Поляков, Виталий Коняев.

Режиссер: Владимир Басов
Сценаристы: Владимир Басов, Вадим Кожевников
Оператор: Тимофей Лебешев
Композитор: Вениамин Баснер
Художник: Алексей Пархоменко
Премьера фильма состоялась: 19 августа 1968 (1, 2 серии), 3 сентября 1968 (3, 4 серии)

Щит и меч

«Щит и меч» (1968) — первая советская лента про разведчиков военных лет, в которой пафоса, штампов и окарикатуривания противника было минимум, зато были острый сюжет, отличные актерские работы, сильные характеры и безусловное уважение к силе и уму врага. И даже песня «С чего начинается Родина» пафосной и дурновкусной совершенно не гляделась— может, из-за своей простоты, может, из-за «непарадного», задушевного голоса Марка Бернеса…

Станислав Любшин в фильме "Щит и меч"

Станислав Любшин в роли Йогана Вайса

В 1940 году советский разведчик Александр Белов под именем Иоганна Вайса репатриировался вместе с немецкими переселенцами в Германию. Там он устроился шофером к одному из офицеров абвера, завоевал доверие и поступил на службу в разведшколу по подготовке шпионов. К 1944 году Вайс — Белов дослужился до чина обер-лейтенанта СС и в самом Берлине из первых рук получал ценнейшие для разведки сведения.

Таково содержание четырехсерийной киноэпопеи «Щит и меч», созданной по роману Вадима Кожевникова. Недавно дочь писателя сообщила, что он мечтал о другой книге, его интересовал американский период жизни разведчика Рудольфа Абеля, для чего Кожевников провел несколько месяцев в США.

Но когда он заявил о своих намерениях, ему посоветовали перекинуться на германский период — политическая обстановка не позволяла. Без особого восторга писатель сосредоточился на романе «Щит и меч», за публикацию которого взялся журнал «Знамя».

Роман стал бестселлером. «Мосфильм» — с высочайшего позволения — немедленно приступил к экранизации. Но режиссер Владимир Басов, прежде чем начать съемки, настоял на встрече с настоящими разведчиками. Только тогда в его представлении окончательно сложился образ главного героя. Во-первых, он должен быть собирательным: Рудольф Абель, Рихард Зорге, Николай Кузнецов, Иван Кудря…

На съёмках фильма "Щит и меч"

На съёмках фильма «Щит и меч»


Надо было воздать должное всем тем, чьих имен еще никто не знал и о чьем подвиге тогда почти не говорили. А во-вторых, образ главного героя нельзя приукрашивать. Богатырь с орлиным взором и квадратной челюстью сюда не подходил. И благодаря встрече и знакомству с разведчиками Басову удалось отстоять кандидатуру Станислава Любшина на роль Белова — шпиона-интеллектуала, шпиона-психолога.

Перед создателями фильма встала сложная задача — представить на экране человека в двух ипостасях. Оставаясь Вайсом, актер должен был много рассказать и о Белове. И это удалось. Вайс мог «поговорить по душам» с циничным шкурником Папке (Николай Засухин), быть почтительным со старым снобом Лансдорфом (Вацлав Дворжецкий), близко сойтись с сонным фашистским волком Штейнглицем (Алексей Глазырин), обворожить ярую нацистку Ангелику Бюхер (Алла Демидова).

Но в беседе, тревоге, смехе, внимании его глаза оставались мертвы. И лишь при встрече с матерью улыбка Белова прояснится, а глаза станут живыми. Фашисты в «Щите и мече» впервые были представлены правдоподобно — не идиотами, а сильными соперниками, военными высочайшего уровня. Басов показал победу над могущественной страной.

Целый ряд «Берлинских» эпизодов фильма снимался именно в Берлине. Где-то в середине 60-х годов руководство ГДР затеяло масштабную реконструкцию города, что потребовало сноса многих старых зданий.

Советские, как впрочем и немецкие, кинематографисты очень удачно этим воспользовались. Поэтому полуразрушенные дома вдоль поврежденных набережных каналов, груды дымящихся еще развалин, которые можно увидеть не только в «Щите и мече», но и еще в добром десятке военных фильмов того периода — это настоящие берлинские улицы и настоящие берлинские каналы.

Людмила Чурсина в фильме "Щит и меч"

Людмила Чурсина в роли ефрейтора


Альгимантас Масюлис (Вилли Шварцкопф), Юозас Будрайтис (Дитрих), Михаил Погоржельский (фон Зальц) — каждый из них по-своему выразителен и индивидуален. Совершенно по-новому раскрылся Анатолий Кубацкий (генерал Франц), игравший до этого преимущественно в киносказках — сумасбродных королей или разбойников.

И настоящим открытием стал дебютант Вацлав Дворжецкий. Ассистенты нашли его в Нижнем Новгороде и показали Басову. Потрясающая выправка, дворянская стать, прозрачные аквамариновые глаза и уникальный талант пленили режиссера.

«Щит и меч» подарил советскому кино много замечательных актеров, в нем масса открытий: и Демидова, и Мартынюк, и Смирнитский. Отдельная история — появление на экране Олега Янковского. Когда были утверждены почти все, никак не могли найти исполнителя на роль Генриха Шварцкопфа — друга Вайса.

Владимир Басов с супругой Валентиной Титовой были в Львове, где гастролировал Саратовский драмтеатр, и Титова обратила внимание на молодого человека в ресторане: «Вот он — Генрих!» Басов усомнился, что это актер. «Такое лицо может быть только у физика или филолога», — ответил он, но все же решил уточнить… Уже на съемках начинающий оператор Тимофей Лебешев предсказал Янковскому звездное будущее — и не ошибся.
Не менее важной составляющей успеха любого фильма является музыка, а точнее — главная песня.

Из кинофильма «Щит и меч». Марк Бернес — С чего начинается Родина



«Щит и меч» подарил народу хит «С чего начинается Родина». Композитор Вениамин Баснер и поэт Михаил Матусовский промучились с ним довольно долго, много строк полетели в корзину.

И все равно их сочинение безжалостно раскритиковали: дескать, банально! «Да и разве можно формулу Родины вывести из картинки в букваре и стука вагонных колес?» Народ же принял песню сразу. Во многом ее успех обеспечил Марк Бернес. Если бы исполнителем стал профессиональный певец, а не актер, труды авторов оказались бы напрасными — никакой хорошо поставленный голос не смог бы передать душевности этой песни.

 Олег Янковский в роли Генриха Шварцкопфа

Олег Янковский в роли Генриха Шварцкопфа

Рассказывает Олег Янковский (Генрих Шварцкопф)

Как-то после спектакля мой товарищ по театру сказал: «Сейчас в Саратове ассистентка Басова ищет исполнителя на роль в фильме „Щит и меч“. Мне надо зайти к ней. Давай вместе». — «Если ненадолго — пошли». Я ждал Володю в коридоре, но меня почему-то вскоре «вызвали». А дело, как выяснилось, было так: «Я видела фотографию артиста вашего театра. По-моему, его фамилия Янковский». «Да он тут», — раздался голос, и меня втащили в гостиничный номер. На следующий день были сделаны фотопробы, однако, тут же все и затихло. Настало время гастролей.

Мы отправились во Львов. Однажды я пошел пообедать в ресторан и, войдя, столкнулся взглядом с Басовым. Он был со своей женой Валентиной Титовой. Мы не были знакомы и я, разумеется, не подошел, хотя весь обед ерзал на стуле, не зная, как же поступить. Потом Басов мне рассказал: «Увидев тебя, Валя немедленно решила, что мы нашли Генриха.

Я был недоверчивее: „Такого лица у актеров не бывает. Он, наверное, физик или, на худой конец, филолог“». …Кончились львовские гастроли. Жизнь пошла своим чередом. Неожиданно я получаю вызов на кинопробы. Приехал. Вхожу в кабинет Басова, который, обложившись фотографиями (среди них я заметил и свою), даже не поднял глаз.

На съёмках фильма "Щит и меч"

На съёмках фильма «Щит и меч»


И вдруг, все же скользнув по мне взглядом, начал безумно хохотать. Я, естественно, ничего не понял. Но он схватил меня в охапку и… повез. Подъезжаем к какому-то московскому дворику, где Титова гуляла с малышом, и Басов, задыхаясь от смеха, кричит: «Вот, я привез тебе Генриха. Он, кто бы мог поверить, и вправду артист!»

В своем дебюте — Генрих Шварцкопф — он появился нежным юношей, почти красавчиком. После этой картины Янковский мог бы лишь эксплуатировать собственную киногеничность.

Его Генрих казался едва ли не белокурым ангелом — холеным, отменно воспитанным. В нем была приятна застенчивость, но слегка удивляло чувство неуверенности в себе, смущала какая-то неопределенность. Запомнился кадр: несколько немецких офицеров идут по дороге, спиной к зрителям.

На съёмках фильма "Щит и меч"

На съёмках фильма «Щит и меч»


Слева чуть отделилась фигура Генриха. И эти сантиметры зазора — намек на будущую пропасть и эта сутулящаяся спина, нарушающая четкий офицерский шаг, — придавали роли неожиданный обертон.

Янковский играл, в сущности, чистую, нетронутую душу, мальчишку, в котором постепенно — исподволь — зрело чувство дискомфорта, интуитивного неблагополучия. Ведь он обладал особым нюхом, особым строем нервной, мятущейся и… слабой натуры. Но слабой скорей всего от незнания всех правил игры и ее целей.

В работе над ролью Генриха Янковский опробовал первоначальные навыки рискованных волевых решений. Он выглядел не слишком опытным (и как актер, впервые попавший на съемочную площадку) среди заматеревших участников бойни.

По неведению и по праву происхождения он позволял себе небрежность поведения — твердое знание, что ему-то все позволено, но одновременно испытывал почти инстинктивную брезгливость соучастия, сочетая дремлющую, заглушаемую коньяком волю и душевную надтреснутость. Что утвердится — зависело от тысячи обстоятельств.

В этом фильме, пока что на уровне сюжета, появляются, до конца не проявляясь, отблески поначалу неочевидных возможностей актера, а также его неоднозначных героев, вызывающих к себе — с самого первого фильма — противоречивое отношение.

Лучшая сцена у актера в кафе, когда Вайс (С. Любшин) просит его проверить исход операции по спасению детей из лагеря. В Генрихе смешаны разноречивые чувства. Мучительно тянется время. Янковский выдерживает паузу. Как меняется его лицо.


Алла Демидова в фильме "Щит и меч"

Алла Демидова в роли Ангелики


Он словно зажат между искушениями новой веры — иной логики существования и своей осмотрительностью, страхом ловушки. Идет схватка — Генрих против Генриха. Мы следим, какие силы возобладают. Мы еще не знаем, что Янковскому предстоит сыграть другую грань ощущения всегерманского могущества.

«Щит и меч» сняли в рекордные сроки. На четыре серии ушло два года. Правда, много времени было потрачено на формальности — оформление документов, переезды и т.д. Если бы не эта волокита, Басов уложился бы за год. Попасть на премьерные показы было весьма сложно, перед кассами разворачивались бои.

Зрители высиживали по две серии подряд, а потом бежали еще на две. За первые дни проката в общей сложности фильм собрал 134,5 миллиона зрителей и вышел на десятое место в рейтинге всех советских кинолент. Хотя… Не обошлось и без ложки дегтя, которую пытались подкинуть кинокритики.

На съёмках фильма "Щит и меч"

На съёмках фильма «Щит и меч»


Воспринимая фильм не как художественное произведение, а скорее как рапорт, один из них написал: «Главный герой много сделал такого, что вряд ли дожил бы до встречи с матерью. Когда смотришь, как в самом центре рейха с неизменным успехом и без особого труда работают антифашисты и разведчики, как безмятежно они посылают в эфир сводки и обезвреживают матерых гитлеровцев, испытываешь неловкость за авторов».

Необычность картины «Щит и меч» заключалась не только в её длительности и как бы романной структуре (ведь и прежде были сняты в чём-то схожие военно-героические минисериалы «Вызываем огонь на себя» и «Майор Вихрь», потом выпущенные в кинотеатрах), а именно в том, что чуть ли не впервые за два с лишним десятилетия после войны фашисты вообще и офицеры СС в частности были представлены на экране как умные и хитрые соперники.

И работа глубоко внедрившегося советского разведчика отнюдь не сводилась к дерзким авантюрам и лихим операциям в тылу врага, а была показана вдумчиво и сосредоточенно.

Причём справедливо названный лучшим за 1968 год по опросу журнала «Советский экран» актёр Станислав Любшин в двойной роли Белова-Вайса чуть ли не на равных соперничал за особое зрительское внимание и с кинодебютантом Олегом Янковским, впечатляюще сыгравшим молодого гестаповца Генриха Шварцкопфа, который в итоге разочаровался в нацизме и согласился работать на нашу разведку, и с рядом иных исполнителей ролей «идейных немцев».

Помимо прибалтов Юозаса Будрайтиса и Альгимантаса Масюлиса, надо непременно отметить Алексея Глазырина, Аллу Демидову, Людмилу Чурсину и Вацлава Дворжецкого, действительно убедительных в качестве неоднозначных личностей из лагеря противника.

Из кинофильма «Щит и меч»- Махнём не глядя

Накануне 9 мая интервью «Газете» дала Валентина Титова— актриса, сыгравшая в фильме «Щит и меч» далеко не главную роль… но ведь одновременно она была и супругой режиссера ленты Владимира Басова.

Басова публика знает, разумеется, прежде всего как актера, причем актера комического плана, как режиссера его помнят немногие. Большинство зрителей удивятся, напомни им о том, что «Щит и меч»— его лента. Как же вышло, что Басов взялся за нее?


Владимир Басов в роли Бруно

Владимир Басов в роли Бруно

—Он был из поколения режиссеров‑фронтовиков, — рассказывает Валентина Титова. — Во ВГИКе эти ребята казались взрослыми, хотя пришли в институт двадцатидвухлетними мальчиками. Держались особнячком. Это было своеобразное братство людей, прошедших испытания и вкусивших фронтовой жизни. Отсюда фильмы Басова «Битва в пути», «Тишина».

Эпопея «Щит и меч» появилась как продолжение этой темы, хотя здесь в основе лежал закрытый прежде материал— разведка. Раньше был разве что «Подвиг разведчика», когда впервые разрешили раскрыть некие карты. Ну да, достаточно условно, и немцы были чересчур карикатурными… Но ведь «Щит и меч» появился много лет спустя, когда пришло переосмысление войны, когда мы поняли, что страдали все народы.

Я считаю, что этот материал заинтересовал Басова не случайно. Кроме того, ему нравился масштаб, огромный фронт работ. Ведь он был трудягой с энергетикой на 300 процентов, и чем тяжелее была тема, тем интереснее ему работалось.

Съемки проходили в Европе. Басов вернулся туда, где когда-то шла война, встретился с людьми, ее пережившими. И работали над фильмом те же самые поляки, немцы, венгры, чехи, словаки. Это был едва ли не первый после войны выезд советской киногруппы за границу.

На съёмках фильма "Щит и меч"

На съёмках фильма «Щит и меч»


…Между прочим, автор романа, по которому снята лента, Вадим Кожевников, сначала вовсе не собирался писать про разведчиков времен Великой Отечественной.

Его привлекала фигура знаменитого Рудольфа Абеля. Но писать про Абеля «напрямую» ему не порекомендовали соответствующие инстанции, и так родился Александр Белов (в фильме замечательно сыгранный Станиславом Любшиным), очень во многом списанный с Абеля, хотя и вобравший черты других знаменитых разведчиков. А в фильме Белов— тоже «в основном Абель»?

—Конечно, — говорит Валентина Титова. — Но тогда расшифровывать это было нельзя. У Владимира Павловича были тайные встречи с представителями разведки— чтобы просто посмотреть им в глаза, посидеть-поговорить. Не больше. То, что они рассказывали, выносить на всеобщее обсуждение было нельзя, снимать в кино— тем более.

Была задача— затронуть вклад спецслужбы в дело Победы, при этом тонко обойдя все подробности. Я тоже встречалась с разведчиками уже после фильма и тоже не могу ничего рассказать… Какое у меня сложилось впечатление об этих людях? Вы их никогда не увидите. Это люди без лица, самые незаметные, обычные. В жизни вы пройдете мимо.

Они чрезвычайно одарены, потому что могут существовать в двух ипостасях. Абель до самого конца выглядел немцем. Он иначе сидел, ходил, иначе себя держал— эта вышколенность позволила ему продержаться многие годы.

Тайная профессия, привлекающая сердца и умы, а уж зрителей— несомненно! Мы все были влюблены в профессию разведчика во время съемок! Я просилась: «Возьмите меня в разведчики!» Мне отвечали: «Вы не годитесь, у вас лицо!» Я спорила: «Если я умоюсь, у меня не будет лица! Все сотру!»— «Нет!»

Георгий Мартынюк в роли Зубова

Георгий Мартынюк в роли Зубова

Как подбирались актеры для ленты? Ведь это первый наш фильм «про шпионов» с таким количеством актерских удач— сильнее в этом отношении разве что снятые на четыре года позже «Семнадцать мгновений».

О режиссерских мотивах и выборе Титова говорит:
—Басову обязательно хотелось противопоставить нашим солдатам вышколенную, умную, готовую к войне армию Германии. Накануне войны Россия была не обута, не одета— нищенская! Наша форма— жуть! А у немцев все было доведено до совершенства. Любой человек в форме СС станет красавцем. Молодые немцы, надевая эти френчи, сразу чувствовали, что теперь они что-то значат.

У ребят в массовке так горели глаза, будто мы вернулись в 41‑й год! Становилось жутковато. Вот как действует настоящая форма! Больше того, годы спустя я узнала, что, оказывается, произвела впечатление на огромное количество мужчин в СССР именно в фильме «Щит и меч».

У меня же и роли-то никакой особенной не было, но мне столько раз говорили: «Как вам форма идет!» А вспомните Аллу Демидову, Людмилу Чурсину, Нину Агапову! После фильма «Никто не хотел умирать» мы открыли для себя литовских актеров, и к нам пришли Масюлис, Будрайтис.

Немцы у нас— вышколенные, импозантные, статные мужики. Сразу видно: наступает великая Германия, которая готова смять все на своем пути. А население страны это помнило! Зато наших парней Басов сделал другими— мягкими, почти «ваньками». Но в то же время они были поумнее, подобрее, похитрее. Разноплановость в картине получилась очень удачной.

Валентина Титова в роли Нины

Валентина Титова в роли Нины

Долго ли искали Любшина на главную роль? Недолго. Комитет по кинематографии жаждал статного, красивого героя. И когда предъявили им Любшина, все взвыли, особенно женская половина: «Что это? Это ж не герой!»

Но у Любшина были необыкновенные глаза, а главное— обаяние и скромная внешность. Никакой феноменальной выправки и мускулов. Это и помогло ему получить роль. Работать с Любшиным было тяжело. Зная, что его улыбка неотра- зима, он пытался улыбаться, а Басов требовал сосредоточенности и конкретности.

…А про то, тяжело ли было вместе с Басовым-режиссером работать над столь трудоемким проектом (четыре серии «Щита и меча» были сняты за два года, причем говорят, что если бы не необходимость всяческих согласований, разрешений на выезд и пр. — то Басов уложился бы и в один)— и одновременно «работать» его, Басова, женой, — Валентина Титова рассказывает так:

—В основном у режиссеров были уникальные жены— тихие, милые, незаметные, серенькие, как птички. Муж не работает— она вяжет платки, делает абажуры. В периоды вынужденных простоев жены буквально спасали. Не я, другие. Мой работал без передышки.

"Щит и меч"

«Щит и меч»

Ему без конца давали постановки, для него открывались все двери. Во время съемок фильма «Щит и меч» мне не с кем было оставить сына, и я заявила, что никуда не полечу: «Сын дороже!» Тогда мне быстро сделали документы, и впервые актриса улетела на съемки за границу с ребенком. Я понимала, что какую-то Титову не выпустили бы, но я была женой Басова.

Лишь однажды он пришел испуганный и сказал, что его вызовут на ковер. А все из-за того, что я в райкоме не ответила на вопрос, куда улетел член Политбюро товарищ Кириленко. Это сразило весь райком, и мне не разрешили лететь в Индию на съемки. Басов поехал держать за меня ответ, на него наорали, почему я такая неподкованная.

Но вместо подков у меня были двое детей и муж-кинорежиссер, который должен быть вылизан, ухожен, сыт. В доме постоянно толпилось не меньше пятнадцати человек, я всех кормила-поила, потом убиралась, ложилась в три, вставала в шесть. Готовила, гладила, одевала, кого— в школу, кого— на работу. Это важнее, чем следить за перемещениями членов Политбюро.

Были ли поблажки на площадке? Мне? Нет. Другое дело, что я начинала звереть, когда видела, что он сказал что-то неосторожное, что может оскорбить или ранить актерскую душу.

Я заставляла извиниться, быть внимательнее. На это со стороны мне говорили: «Ты не имеешь права так себя вести!» Я отвечала: «Уродом мой муж не будет!» Другой раз Басов попытался подражать некоторым «оригиналам»— надел два разных носка. Я отрезала: «Со мной этот номер не пройдет! Талантом можешь блистать сколько хочешь, но носками— нет».

Я смотрела на него как родной человек и видела, что ему нужно делать, а что— нет. Обожатели тем временем его обласкивали, съемочная группа так просто наслаждалась одним его присутствием… Но это был мой человек! Я с ним шла домой!..

Один из ранних и лучших фильмов о советских разведчиках.

Разместить заметку:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • LiveJournal
  • В закладки Google
  • Яндекс.Закладки
  • Memori.ru
  • Сто закладок
  • Одноклассники

Комментарии:

Комментарии закрыты.